Новости
Дети-сироты войны из Нязепетровска делятся воспоминаниями

Как неумолимо бежит время! Казалось бы, совсем недавно  мы имели возможность пригласить наших заводчан — участников Великой Отечественной войны на празднование Дня Победы.   Сегодня у нас осталась о них только память.

«Я обязательно вернусь»

Я рада, что в свое время общалась с этими людьми, каждое их воспоминание врезалось в мою память на всю жизнь.

Иван Федорович Котов 18-летним уходил на фронт, посмотрел он на Нязепетровск с горы улицы Текина и сказал себе: «Я обязательно вернусь».

Он рассказывал, как перед наступлением пехоты наши окопы подвергались артиллерийскому обстрелу и одновременно их буквально утюжили вражеские самолеты. Многие солдаты не выдерживали: звук пикирующего   бомбардировщика сводил с ума,    многие поднимались, бежали и сразу погибали.

Иван Федорович вспоминал: «Вначале лежишь и думаешь, Господи, хоть бы не убило. А потом — Господи, хоть бы быстрее убило».

Признавался, как уже в конце войны в госпитале, где он лечился после ранения, случилась у него любовь с медсестрой. И так трогательно Иван Федорович об этом говорил, было понятно, что тогда в его сердце родилось первое, самое чистое и светлое чувство.

А вот воспоминания другого фронтовика, Константина Егоровича Сметанина. В боях за Зееловские высоты его  танк подбили. Выскочил он из танка, а на поле боя «штабелями лежали молоденькие лейтенантишки, в новеньких шинелешках». Константин Егорович прятался за их телами и все прощения просил за то, что так ими пользуется.

Владимир Лукич Ламанов возвращался из штаба, когда вдруг услышал звук самолета, увидел кресты на крыльях. Самолет сбросил бомбу, вернулся снова.

«Гонял меня как зайца», — вспоминал Владимир Лукич. Спасла оказавшаяся поблизости воронка, в которой он и укрылся. Делая последний заход, самолет летел так низко, что Владимир Лукич увидел лицо летчика, тот показал ему кулак. «И я ему тоже», — смеясь рассказывал фронтовик.

Сегодня я жалею о том, что так мало с ними общалась.

Скорые проводы, горькие слезы

К этому Дню Победы в Нязепетровске никого из заводчан — участников войны в живых не осталось. Но праздничная встреча состоялась. В заводской столовой  почетными гостями  стали   дети — сироты войны.  Каждый из них знает про проводы отца на фронт.

«Уже под самое утро пришел отец   с партийного собрания, на котором было решено  его, коммуниста Михайлова Михаила Захаровича, отправить на фронт, — рассказывает Любовь Михайловна Медведева. — И я тут же, на рассвете, побежала из Тверской в Гамаюны, чтобы сообщить об этом бабушке и дедушке».

У военкомата новобранцев  посадили на машины и увезли. В Чебаркуле отец Любови Михайловны получил военную специальность — сапер и звание старшего лейтенанта.  Забрали его в августе 1941 года,  а в августе 1942 года Михаил Михайлов погиб. Третий ребенок в семье, сын, родился уже без него, но еще успели послать фотографию малыша отцу на фронт.

Нина Григорьевна  Лакеева увязывает факт своего рождения с проводами на фронт отца, Бетина Григория Семеновича.   Новобранцев направили  на сборный  пункт  в Уфалей,  и женщины  пошли  проводить своих мужей и братьев. Жена Григория Семеновича, Мария Ивановна, смогла дойти только до Куказара: почувствовала себя плохо, вернулась, обратилась в больницу, а там сказали: «Пора рожать».

На всю жизнь зрительная память  Бориса  Константиновича  Барыкина  сохранила изгородь, через которую мама подала его, трехлетнего ребенка, на руки отцу. Запомнил  Борис Константинович руки отца — большие, сильные, а еще помнит крепкое отцовское мужское объятие. 

Тогда они прибежали с мамой на вокзал к эшелону, который сформировали в Чебаркуле. Солдаты были обмундированные,  обученные военным специальностям. Константин Ефимович  выучился на сапера. Позднее на фронте был  командиром саперной роты, награжден  двумя  орденами  Красной Звезды  и орденом  Отечественной войны. Умер от полученных  ран в июле 1944 года.

Бережно хранит Борис Константинович коротенькие  письма отца с фронта, адресованные именно ему. Константин Ефимович в них призывал сына  любить   свою Родину.

«Папочка, откликнись»

Нине Николаевне Болотовой, как и Борису Константиновичу, было три года, когда забрали отца.  Ей показалось,  что куда-то очень долго шли, потом помнит высокие, крутые ступени. Новобранцев собирали в клубе, видимо, чтобы организовать торжественные проводы.

Отец,  Николай Егорович Бархатов, пропал без вести, в  семье нет даже похоронки.   Нина Николаевна рассказывает, что раньше в тяжелые минуты жизни она обращалась к отцу, как к живому: «Папочка, откликнись…» Представляя его и  надеясь на то,  что он где-то живет, что,  может быть, просто у него другая семья. 

Юрий Григорьевич Валуев — внук раскулаченного и сын «врага народа». В многодетной семье Валуевых главной ценностью были дети — шесть дочерей и один сын.  А у них отобрали все, попросту пустили по миру. Даже новый большой дом, поставленный на заимке Валуевых, раскатали, увезли,  но так  нигде и не поставили, просто бросили.

Главу семьи, 73-летнего Артемия Тихоновича,  «изробленного» старика, отправили на лесоповал. Старшие дети, чтобы покрепче зацепиться в жизни, сразу же постарались создать свои семьи.  Григорий Артемьевич  женился в 1929 году, но устроиться на работу  не давало клеймо «враг народа». В поисках работы отец уезжал в Уфалей, был серокопом, собирал смолу.   Вернулся  в Нязепетровск, хотел устроиться на железную дорогу — не взяли.

«А вот когда война началась, неблагонадежность не помешала отцу», — говорит Юрий Григорьевич. В сентябре 1941 года Г. А. Валуева призвали на фронт. Были краткие военные курсы в Кусе и — под Москву. Погиб в январе 1942 года под Ржевом.

До войны успели поставить избушку,   в которой проживали вчетвером: дед, которого по указанию  лагерного начальства родственники забрали с лесоповала, мама Зоя Константиновна, женщина маленькая, но очень сильная,  и двое ее детей. Юрий Григорьевич считает, что выжили они с сестрой  благодаря маме. Держали корову, солдатки объединялись, помогали друг другу на покосе. Сено,  дрова возили  на  корове,   жили огородом.

Сирота как приговор

Зоя Васильевна Артемова всю жизнь мечтала произнести слово «мама», только адресовать его было некому — мама умерла в ноябре 1941 года. А до этого, в первые  дни войны, забрали отца. В 1943 году, он, уже опытный боец, имеющий  две боевые награды, погиб.

Осталась Зоя Васильевна в два года круглой сиротой на попечении  70-летней бабушки.

Была она у бабушки и помощница, и  работница. Зимой возили дрова на саночках — выкорчевывали на них  пни, летом  собирали сухарник и носили его на  коромыслах.  Перекапывали с подружками огороды, из гнилой картошки пекли оладьи. Начиналась весна — и в еду шли крапива, молодые сосновые побеги, корни саранки,  сныть, лебеда… Пока была жива бабушка, девочка чувствовала заботу о себе и любовь. Все изменилось после смерти бабушки, когда опекунство над девочкой взяла тетка.

По окончании 7 классов Зоя уехала в Свердловск и поступила в техникум связи. Но тетке удобнее было держать рядом работящую девушку. Она привезла ее домой и отправила  в ремесленное училище. Помимо учебы Зоя  старалась заработать какую-то копеечку, собирала ведрами  черемуху, малину и сдавала в заготконтору.

О крепкой дружбе солдаток рассказывала Л. М. Медведева. Женщины помогали друг  другу во всем. Ходили по деревням, выменивали    свои   вещи на продукты. Однажды   мама принесла желуди,  дала по горсточке детям, показалось — нет ничего в жизни вкуснее.

Любовь Михайловна вспоминает: «Наберем летом с собой  бобов, моркови, возьмем кусочек хлеба и идем в лес по грибы, по ягоды».

Каким бы тяжелым детство ни было, но все-таки это было детство.  А со смертью  мамы в 1949 году детство Любови Михайловны закончилось. Вся ответственность за двоих  младших перешла к ней. Хотели детей раздать  в разные семьи —  не дала.  И замуж вышла одновременно с младшим братом. Окончила 7 классов, в ремесленном училище получила специальность токаря, без отрыва  от производства окончила вечернюю школу. И своим трудом заслужила уважение и признание — Л. М. Медведева награждена орденом Трудовой Славы III степени.

Как быстро бежит  время, и надо бы  не опоздать как можно больше собрать воспоминаний.  

Н. ГУСЕВА, краевед

Читайте по этой же теме:

В. Киселев встретил Победу в Нязепетровске и вспоминает этот день

Пока живы — помнить о тяжелом для нязепетровцев послевоенном времени

Нязепетровец Виктор Васильевич Пименов: «Данное отцу слово сдержал»

 Жителям Нязепетровского района есть за что благодарить М. Е. Кулакову

Краевед Василий Субботин — о вкладе Нязепетровского района в Великую Победу


Категории:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить картинку


Комментарии