М. Гасимов, фронтовик из Нязепетровска

7 сентября 1995 года в газете «Вятско-Полянская правда» вышла статья, посвященная 50-летию Великой Победы, под названием «Дважды он бежал из плена и дважды снова оказывался за колючей проволокой». Эта статья о брате моей бабушки — Мухлисе Гасимовиче Гасимове.

Мухлис Гасимович родился 18 февраля 1920 года в деревне Тулбаево Татарской АССР. Он был шестым ребенком в семье. Рос обычным деревенским мальчишкой, не подозревавшим, что ему уготовила судьба. В 1939 году его призвали в армию на срочную службу. Служить оставалось всего несколько месяцев, но….. война! И он  уходит на фронт, артиллеристом.

В первые месяцы боев советские войска отступали от Смоленска почти до самой Москвы. Немцы ударили всей мощью своей артиллерии и раскололи ряды наших бойцов. В это время дядя Мухлис получил ранение в ногу, а его товарища осколком снаряда тяжело ранило в грудь. Собрав последние силы, они спустились в небольшую лощину, потом пошли по лесочку, а примерно через час были окружены немецкими автоматчиками. Так Мухлис Гасимов попал в немецкий плен.

Всех пленных построили в колонну и погнали по дороге. Гнали через какую-то деревушку. Местные жители стояли у домов и смотрели на пленных. Одна из женщин не выдержала и, подбежав к колонне, начала раздавать хлеб. Разозлившийся немецкий конвоир двинул ей прикладом, а двух пленных, получивших хлеб, вывел из колонны и велел идти в ближайшие заросли, откуда скоро прозвучали два выстрела…

В холодные октябрьские дни, в летнем обмундировании, под колючим дождем, без еды, колонна пленных шла более ста километров пешком. Наконец, их пригнали в Рославль, где каждому пленному дали по пол-литра баланды (муки, разведенной в воде).

В один из дней пленных послали на уборку капусты. Мухлис, воспользовавшись этим, решил во что бы то ни стало бежать, хотя понимал, что с раненой ногой это будет непросто. Он сделал вид, будто ему нужно по нужде, доковылял до лесочка и бросился бежать. Услышав выстрелы, думал, за ним гонятся, оказалось, что еще несколько пленных сбежали. Сколько он шел, Мухлис не знает. Наткнулся в лесу на дом лесника, осторожно осмотрелся, вошел в дом, попросил у хозяина поесть. Тот дал хлеба с солью и воды. У Мухлиса была махорка, он выменял ее на хлеб. Спросив дорогу, снова отправился в путь.

Местные жители делились последним: вареной картошкой, морковкой, кусочком хлеба, дорогу покажут, подскажут, к кому можно за помощью обратиться. Шел он на восток, но просочиться во вражеском тылу незамеченным невозможно, и в один из дней Мухлис снова попал в плен и его этапом пригнали в Рославль.

Зимой пленные разгружали бочки с горючим. Некоторые не выходили на работу, и, как правило, умирали от голода. Те, кто  находил силы и шел на работу, умудрялись что-нибудь стянуть и потом выменять это на еду. Зима 1941 — 1942 годов была суровой. Работали в поле. Обувь была на деревянной подошве. Чтобы не обморозить ноги, оборачивали вокруг них разное тряпье. Есть давали два раза в день все ту же баланду. От голода пленные умирали.

Несмотря на все тягости и лишения, судьба хранила Мухлиса. Когда в бараке разразилась эпидемия дизентерии и 22 человека умерло, дядя счастливо избежал этой болезни. А однажды, сильно изголодав, он выменял на хлеб свою самую большую ценность — те самые башмаки на деревянной подошве. Жадно съел хлеб и чуть не умер.

На каких только тяжелых работах не использовали немцы пленных! Когда под Москвой наши войска пошли в наступление, Мухлис Гасимович попал в Польшу. Работали на сахарном заводе, жили в общем лагере. Конечно, с сахарком жить стало веселее. Однажды он умудрился убежать из плена и там. Но на вокзале его быстро обнаружили полицейские, устроили допрос. Он упрямо настаивал, что не военнопленный, тогда ему вывернули руки и подвесили за них, но он стерпел такую пытку.

В 1943 году Мухлис попадает в Вену. Город сильно бомбили американские союзники, а наши пленные восстанавливали после бомбежки коммуникации. Кормили неважно. И как только немцы объявляли тревогу, а население разбегалось по бомбоубежищам, наши пленные били окна домов и воровали еду.

О его лагерной эпопее можно рассказывать долго, ведь длилась она с начала войны до весны 1945, когда в Линце их освободили американцы. Да и Родина после плена встречала их отнюдь не с распростертыми объятиями. Их опять гнали пешком, но в этот раз уже свои. Потом были унизительные допросы и проверки. 27 июля 1946 года Мухлис Гасимович вернулся домой.

Но и в мирное время его судьба не была легкой. Всю жизнь работал на самых трудных участках — семнадцать лет лесосплавщиком, грузчиком на лесоперевалочной базе, потом двадцать лет на деревообрабатывающем заводе.

Несмотря на все трудности, он не потерял интерес к жизни. У него была крепкая, дружная семья, дети, внуки и правнуки. Дожил Мухлис до семидесяти восьми лет, в 1998 году он скончался. Память о нем навсегда останется в наших сердцах. Моя бабушка всегда вспоминает о нем как о добром, отзывчивом, позитивном человеке, с большим любящим сердцем.

Р. ХАДИУЛЛИНА, г. Нязепетровск

 

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *