История Нязепетровского района

Краевед В. Ф. Бычков в своей книге «Нязепетровский завод. 30-е годы ХХ века…»  излагает события недалёкого прошлого: 1947 год, не каждый мог позволить себе иметь в доме  электрическую лампочку, а так как плата за розетку была большой, розетки не ставили.

Сегодня такое даже представить невозможно. Владимир Федотович пишет, что электропитание цехов завода осуществлялось из машинного отделения (сердца завода), где располагался синхронный генератор 440 кВт с приводом от паровой машины.

«В 1947 году заводом была построена электроподстанция, положившая начало электрификации района, и к юбилейной дате — 200-летию — завод получил электроэнергию от Челябинской ГРЭС. Это дало возможность развиваться. К 1965 году объём выпускаемой продукции вырос в 8 раз по сравнению с 1947 годом».

Изложенные в книге документальные данные и факты не дают представления о том, какой исполинский труд был совершён, кто были эти исполнители, какими силами они обладали, как им это удалось?! 

«Шурочка»

так называли в кругу подруг, сотрудников, знакомых Александру Ивановну Киселёву. Александра Ивановна — представитель поколения, на чью долю выпала война, голод и непомерно тяжёлый труд. Боюсь утверждать, но вероятнее всего, она является последним представителем коллектива людей, строивших высоковольтную линию от завода до Уфалея.

До войны Александра окончила семь классов школы, дальнейшее образование стало невозможным, так как обучение в восьмом классе объявили платным. Стараясь заработать себе на пальто, трудилась на очистке железнодорожных путей от снега, очищала кюветы, проходя до Кабанки и Ергалаша. Впервые, за компанию, с подругой Татьяной Кузнецовой (Гусевой) пришла на завод 27 июня 1941 года. С первых дней войны отдел кадров завода начал активно привлекать на работу молодёжь, и Александру уговорили поступить в модельный цех, затем она перешла штамповщицей в арматурный. Коллектив цеха занимался выпуском противогазов и ампул для зажигательных смесей, готовую продукцию комплектовали в ящики и отправляли в Москву.

Особенно тяжёлыми для жителей Нязепетровска выдались 1942 — 1943 годы.

«В июне картошка цвела, но ударил сильный мороз, и ботва замерзла под корень. В огородах стоял вой. Мы от голода еле ползали», — вспоминает Александра Ивановна.

В 1944 году военный заказ с арматурного цеха сняли, цех расформировали. Всех собрали у заводоуправления и зачитали приказ. Специалистов перевели в другие цеха, слесарей в 1-й механический цех (там продолжалась работа над выпуском бомб), 150 человек направили на строительство линии электропередачи.

По свидетельству Александры Ивановны, трассу прорубили до войны в ходе заготовки дров. Начиная от Половинки и далее по трассе лежали дрова, сложенные в поленницы. Невырубленным остался небольшой участок трассы ближе к Уфалею. Но в условиях начавшейся войны строительство было приостановлено. Владимир Федотович пишет:

«Строительство энергоузла начато 10 августа 1944 года, согласно постановлению Государственного комитета обороны от 28 апреля 1944 года».

К строительным и монтажным работам были привлечены специалисты ВЭС Челябэнерго, специалисты Свердловского отделения Уралэнергостроя.

«Все остальные работы по строительству контрольных пунктов, понизительной подстанции в Нязепетровске, линии ЛЭП-10 кВ от подстанции до завода, а также электроснабжение непосредственно завода осуществлялось силами завода».

Ещё шла война, поэтому в коллективе строителей были в основном одни девчата. Немало своего труда вложила в это строительство и Шурочка Киселёва.

Главное — вперед

Работы проводились постепенно. Сначала чистили трассу, вырубая мелколесье (за годы войны трасса вновь заросла). Заготовкой леса на опоры занималась другая бригада: две женщины под руководством бригадира. На очищенном участке сразу же рыли ямы под опоры. Особенно тяжелы были эти работы, когда приходились на зимний период. Зима 1944 года выдалась малоснежной, поэтому земля промерзла глубоко, а яму следовало делать полтора на полтора метра и глубиной два метра. В помощь на месяц прислали литейщиков. Сначала девчонкам было невдомек, почему мужики всю ночь жгут костер на одном месте. Как оказалось, они отогревали землю на месте будущей ямы, а утром, выполнив положенные работы, уходили отдыхать. А девчонки весь день, орудуя ломом, кайлом и лопатой, долбили мерзлую землю.

Зима 1945 года была теплой и снежной, поэтому, сняв верхний слой земли, оказывались в сыром глинистом месиве. В валенках такие работы выполнять невозможно, поэтому вместо калош поверх валенок надевали лапти, между собой называли их «корзиночками». Когда ямы на одном участке были готовы, присылали специалистов по установке опор. Здесь девчат задействовали только в качестве помощников. Сначала на землю укладывали провода, бухты разматывали вручную.

«Идешь, положив на плечо провод», — вспоминает Александра Ивановна.

Параллельно тянули сразу три провода. А. И. Киселевой запомнился случай, когда зимой, закончив работу на участке, стали решать, как возвращаться к месту ночлега: по заснеженной трассе или выходить на дорогу? Но так как на следующий день по этому месту предстояло тянуть провода, решили идти по трассе, чтобы протоптать дорожки. В начале пути смеялись друг над другом — кому как удаётся «порхать» по снегу, но чем дальше продвигались, становилось не до смеха, усталость брала своё. В конце пути, выбравшись на лесную дорогу, упали, окончательно обессиленные. Отлежавшись, побрели к бараку. И хотя ночью были метель и снегопад, по протоптанным накануне дорожкам тянуть провода было легче.

Рубили лес, копали ямы, устанавливали опоры, затем шла раскатка проводов, навеска, растяжка — всё вручную. Александра Ивановна до мельчайших подробностей может объяснить каждый этап строительства. За три года работы она в совершенстве изучила весь процесс.

Постепенно работы подходили к завершению. Когда стали монтировать подстанцию, специалисты уезжали, оставались те, кто ликвидировал недоделки. В общей сложности, не считая специалистов, через эту «школу», по словам Александры Ивановны, прошло более ста человек заводской молодежи. 

Работа вахтой

С продвижением работ на трассе строители уходили всё дальше от дома. Летом устанавливали палатки, в которых обустраивали быт. Здесь можно было покушать, укрыться от проливного дождя, отдохнуть после рабочей смены. За Старухиной стояла избушка, её также использовали в бытовых целях. А на Половинке стояли бараки, оставшиеся от леспромхоза. Один из них оборудовали двухъярусными нарами, организовали столовую, продукты привозили из Свердловска, здесь же отоваривали продуктовые талоны.

Единственный выходной — воскресенье — использовали для того, чтобы хорошенько прогреться в бане, постирать и высушить одежду, взять запас продуктов на следующую неделю. Машина ходила только до Половинки, на ней можно было доехать за два часа. Во время пути приходилось постоянно вытаскивать машину из ям, подкладывая под колёса бревна. Поэтому большинство строителей предпочитали ходить пешком. Выходили в субботу после смены, а в воскресенье к вечеру нужно было быть на месте работ. 

«Жили тяжело, но было весело»

Удивительно: общаясь с этим поколением, понимаешь, что при всей сложности ситуации, панических настроений не было. Значит, люди верили в нашу армию, верили в себя и ждали победу. И сегодня, не без улыбки, Александра Ивановна вспоминает прошлое. «Кто последний на дырку?» — это выражение она преподносит как загадку. Спрашивает: «Думаете, это о чём?». Заметив моё недоумение, поясняет: строительство заканчивалось в Уфалее, на речке Анциферке стоял барак, в обеденный перерыв выстраивалась очередь из желающих разогреть обед, а на плите маленькой печки было только одно отверстие для посуды, поэтому кричали: «Кто последний на дырку?».

Александра Ивановна гордится тем, каким дружным был коллектив молодых строителей:

«Когда приезжали литейщики, они не проявляли сплоченности, каждый был сам по себе, и хотя они приехали с гармошкой, веселья в их коллектив это не добавило. А у нас Люба Баранова (из Тверской) играла на языке. Как она заиграет, мы все запляшем, да и так постоянно слышались шутки да прибаутки».

В октябре 1947 года строительство трассы было завершено, и работники впервые получили отпуск.

В трудовой книжке Александры Ивановны две записи: «принята» и «уволена в связи с выходом на пенсию». Она благодарит администрацию ООО «ЛМЗ», Совет ветеранов завода за то, что её не забывают, поздравляют ежегодно с праздником Победы, а нынче она получила поздравление и подарок к 95-летию.

Наталья СМИРНОВА

 

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *