Петр Михайлович Мотыль с супругой Зоей Николаевной, детьми: Александром Петровичем, Татьяной Петровной и внуками: Еленой, Катей и Андреем
Петр Михайлович Мотыль с супругой Зоей Николаевной, детьми: Александром Петровичем, Татьяной Петровной и внуками: Еленой, Катей и Андреем

Когда Петр Михайлович Мотыль смотрел фильм «Белое солнце пустыни», всегда говорил, что режиссер фильма Владимир Яковлевич Мотыль — его родственник.

Не только фамилия объединяет этих людей. Отцы обоих были признаны врагами народа. Отец Петра Михайловича — Михаил Данилович — был арестован и расстрелян в 1937 году. Отец знаменитого режиссера — Яков Данилович — был арестован в 1930 году, отправлен на Соловки и менее чем через год погиб там. 

Переселенцы

Степанида Михайловна Мотыль (Авдейчик)
Михаил Дмитриевич Мотыль

Как Мотыли «залетели» в уральскую глубинку, рассказали Зоя Николаевна Мотыль, Татьяна Петровна Карякина и Александр Петрович Мотыль — супруга, дочь и сын Петра Михайловича. Молодая семья Мотылей проживала в деревне Апеляновичи (Западная Белоруссия). В августе 1914 года началась Первая мировая война. Апеляновичи оказались в прифронтовой зоне. Жители, спешно собрав необходимое, эвакуировались. Шли пешком почти до Минска. Была холодная, дождливая осень. Скудный запас продуктов, взятый в дорогу, закончился. Степанида Михайловна (будущая свекровь Зои Николаевны) с новорожденной дочерью на руках дошла до такой степени отчаяния, что готова была оставить ребенка. К счастью, другие эвакуированные ей помогли. Об этом уже в зрелом возрасте Степанида Михайловна сама рассказывала своим потомкам. Когда эвакуированные добрались до ближайшей станции, их посадили в теплушки и отправили в тыл. На Урале в это время шло строительство Западно-Уральской железной дороги и требовались рабочие руки. Начиная от Бердяуша, всех, кто был в поезде, разместили по строящимся станциям. Так жители далекой деревни Апеляновичи попали в Нязепетровский район: Степанида Мотыль с дочкой Марусей в Табуску, её дед и бабушка (Авдейчик) — в Азям, их родственники — на станцию Нязепетровскую.

Степанида Михайловна Мотыль (Авдейчик)
Степанида Михайловна Мотыль (Авдейчик)

О многом рассказывала Степанида Михайловна своим потомкам. Вспоминала тяжёлую жизнь в Белоруссии, когда большие земельные наделы имели только паны, а бедные крестьяне — маленькие наделы, разделенные межами. И не дай Бог твоя корова схватит клочок травы с соседнего участка или потравит посевы! Тогда корову забирали, и хозяин должен был внести за неё выкуп.

Мутные времена

Михаил Данилович, будущий свекор Зои Николаевны, призванный в начале войны на службу, в 1915 году попадает в плен к австро-венграм. Три года в плену он пережил благодаря своим мастеровым рукам: мог стричь, брить, ремонтировать обувь, плотничать. Татьяна Петровна с гордостью показала табурет, изготовленный руками деда, а Зоя Николаевна добавляет: «Стол, за которым сидим, тоже он сделал». После революции 1917 года политика государства в отношении ведущейся прежней властью войны кардинально изменилась. В 1918 году был подписан Брестский мирный договор, одним из условий которого было освобождение всех военнопленных. Михаил Данилович едет на родину, в Апеляновичи, и узнает, что семья эвакуирована на Урал. Отправляется на поиски семьи, добирается до Самары, а там в разгаре белочешский мятеж, смена власти. На его руках военный билет, где значится, что он демобилизован, но его насильно призывают в белую армию, в запасной полк. И хотя Михаил Данилович не принимал участия в боевых действиях, запись, что он был на службе в белой армии, сыграла в его дальнейшей судьбе роковую роль. В ходе наступательных операций Красной Армии белочехи были выбиты из Самары. Они отступили по железной дороге за Урал, стремясь закрепиться на каждой станции. (В нашем районе тяжёлые бои проходили у станций Нязепетровской и Арасланово). Михаил Данилович присоединяется к освободителям и с тыловыми частями Красной Армии едет на поиски своей семьи.

«Не ко двору»

Семья воссоединилась, родились дети: Антонина (1921 г. р.) и Петр (1926 г. р.). Михаил Данилович работал путевым обходчиком. Дети путейцев, чьи дома были расположены по всей железнодорожной ветке, учились на станции Нязепетровской, жили в интернате. Чтобы у их детей была возможность бывать в выходные дома, семья Мотылей перебралась на Кабанку (в 4 км от города). Жили в бараке для путейцев, держали хозяйство: лошадь, корову, овец. Рачительный хозяин, Михаил Данилович стремился использовать все. Даже полосы отчуждения, за которыми путейцы обязаны следить, выкашивал, а скошенное приносил домой, на корм скоту. Однажды мастер заметил ему, мол, ты, Данилыч, имеешь большое хозяйство, живешь, как кулак. Михаил Данилович пытался оправдаться: «Не украл, сам заработал». Но страшное по тем временам обвинение было брошено. В 1937 году его вызвали в военкомат, и назад он не вернулся. Родные думают, что кто-то из соседей написал донос. Внук — Александр Петрович, считает, что, если бы он уничтожил свой военный билет, возможно, все сложилось бы по-другому. К моменту исчезновения отца (о том, что его расстреляли в Оренбурге, семья узнала только в 1956 году) Маруся была замужем, жила на станции Ургала. Антонина после окончания семи классов стала учителем ликбеза райкома Союза железнодорожных рабочих на станции Нязепетровской. Самый младший — Петр — окончил четыре класса. Имея хорошее по тем временам образование, Антонина и дальше занимала ответственные и престижные должности, а в 1944 году поступила на учебу в Челябинск, и вся ее дальнейшая жизнь связана с этим городом. Петру больше учиться не довелось, поскольку он остался в семье за главного.

После ареста Михаила Даниловича семья пережила на себе всю степень людской злобы и ненависти. Барак среди зимы заставили освободить. Пока Степанида Михайловна ездила в город в поисках нового жилья, имущество и овец растащили. В отсутствие матери Петра даже не впустили в дом, он был вынужден ночевать в конюшне. На деньги, вырученные от продажи лошади, Степанида Михайловна купила избушку в городе, больше похожую на землянку, куда и переехала с детьми.

В наследство — золотые руки

В заводском коллективе высоко ценили мастерство Петра Михайловича Мотыля, который был наладчиком оборудования. Его дочь Татьяна вспоминает, что еще пять лет после выхода отца на пенсию приезжали посланцы с завода и уговаривали поработать его хотя бы зиму.

В судьбе Петра Михайловича положительную роль сыграла не только хорошая наследственность, но и рано сформировавшееся чувство ответственности за мать и семью, его личные труды и старания.

В войну всем было тяжело, а каково пришлось людям с клеймом «враг народа» — бесправным, морально раздавленным? Петр Михайлович вспоминал, что с матерью носили на себе вязанки хвороста из леса. Мать варила старую кожу, скоблила её, резала на полоски и потом это жевали. Весной перекапывали огороды, готовили оладьи из мерзлого картофеля. Летом едой были крапива, травы, коренья. Маруся поддерживала родных, как могла, присылала засушенные картофельные очистки, их размачивали кипятком и ели. Была в жизни Петра ещё одна большая потеря. Заводчане старшего поколения помнят, что у Петра Михайловича был поврежден глаз. Это последствие гражданской войны. Мальчишками нашли в лесу запал от гранаты, решили его разобрать, раздалбливая молотком. Произошел взрыв, осколок через глаз прошёл в голову Петра. Всю жизнь Петр Михайлович прожил с этим «наследством» в голове.

В 1942 году шестнадцатилетний Петр поступает штамповщиком в арматурный цех завода. Возможность получать хлеб по карточке облегчила жизнь. В семье очень берегли корову, она была подспорьем, но и заготовить сено на зиму стоило большого труда. Покос находился на Ураиме, туда и обратно с матерью шли пешком, неся на себе весь инструмент и скарб. Бывало, переночевав на покосе, утром бежал на завод.

Самостоятельно освоил специальность наладчика: однажды, отремонтировав своё оборудование, стал ремонтировать его и другим.

«Сколько раз пытался перейти в слесари-сборщики, его не отпускали», — говорит Зоя Николаевна.

Чтобы удержать, присвоили самый высокий разряд.

Горя хватило всем

Зоя Николаевна тоже вложила свою посильную лепту в Победу. Когда началась война, она училась в пятом классе. Вспоминает:

«В первый день после объявления войны в класс пришло семь человек, во второй день — пять человек».

Больше она в школу не пошла. Отец заверил, что война скоро закончится. Люди в начале войны под влиянием советской пропаганды были уверены, что «броня крепка, и танки наши быстры». Отец Зои, Николай Васильевич Постников, в октябре 1941 года был призван на войну, а в 1942-м пришло известие, что пропал без вести. Зоя в 1942 году поступила белошвейкой в артель инвалидов, где шили бельё для фронта, одежду для детей детского дома, выполняли другие заказы. Часто их направляли на расчистку железнодорожных путей, заготовку мочала, помощь совхозам.

Фамилия продолжается

Зоя Николаевна и Петр Михайлович встретились на заводе, куда она пришла в 1950 году.

В 1956-м поженились, а в промежутке Петр построил дом. К моменту создания семьи он твердо стоял на ногах: вел с матерью хозяйство, занимался заготовкой леса для строительства дома.

«Это по сегодняшним меркам на всех должно быть сто метров, а мы впятером жили, и всем места хватало», — говорит Татьяна Петровна.

Степанида Михайловна — маленькая, тихая, очень скромная женщина — жила в семье сына, поэтому внуки в детский сад не ходили. До своих восьмидесяти трех лет она была хранительницей очага, оберегом семьи сына.

Поколение, пережившее в своей жизни столько потрясений, оказалось более жизнеустойчивым. Зое Николаевне девяносто три года, Татьяна Петровна с супругом живут с ней в родительском доме. Петр Михайлович умер в 2015 году в возрасте восьмидесяти девяти лет. В возрасте девяноста семи лет ушла из жизни Антонина. Что давало силы людям все пережить? Однозначно ответить невозможно, возможно, умение трудиться. По воспоминаниям детей, супруги Мотыли всю жизнь провели в трудах: работа на заводе, хозяйство, сенокос, огород.

«Корову перестали держать только к восьмидесяти годам, и то потому, что хозяйка сломала ногу», — смеется Татьяна Петровна.

В семье Татьяны Петровны родилась дочь Катя, у Александра Петровича двое детей — сын Андрей и дочь Елена. Внук Александра Петровича Мотыля — Иван — тоже является обладателем редкой фамилии.

Наталья СМИРНОВА

 

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *