Коллектив врачей г. Нязепетровска, начало 20 века
Коллектив врачебного участка станции Нязепетровская. 1916 г. В первом ряду третья слева — А. Л. Таубина

Нязепетровскому здравоохранению уже более 180 лет. О медицинском обслуживании населения Нязепетровска и округи в XIX — начале ХХ вв. рассказал научный сотрудник музейно-выставочного центра Н. М. Кислов. Окончание.

И.К. Курдов
Иван Каллустович Курдов

С августа 1895 года юго-восточный врачебный участок (Михайловский) возглавил врач Иван Каллустович Курдов, выпускник медицинского факультета того же Императорского Казанского университета, что и В. А. Добровольский. У него также диплом лекаря с отличием.

Родился он в бедной семье  астраханского ремесленника. С 1885 года находился под сильным влиянием Н. Г. Чернышевского, у которого работал писцом. В 1887 году Курдов поступил в Казанский университет. За революционную деятельность дважды исключался из университета, четыре месяца сидел в тюрьме, в 1895 году закончил образование, получив диплом лекаря с отличием.

В течение 10 лет работал участковым врачом юго-восточного  врачебного участка Красноуфимского уезда. За революционную деятельность уволен со службы. С 1913 года работал заведующим санитарным бюро  Пермского губернского земства. Преподавал гигиену на фельдшерских курсах и состоял директором Пермской фельдшерской школы. В 1918 году по приглашению Уральской областной страховой кассы И. К. Курдов переехал в Екатеринбург. Участвовал в организации медицинского института в Свердловске, где позднее заведовал кафедрой социальной гигиены.  С 1929 г. заведовал статистическим отделом Уральского облздравотдела.

Во втором браке был женат на М. П. Новгородцевой — учительнице из Шемахинского завода. В 1905 году в их семье родился  сын Валентин, будущий народный художник РСФСР.

В участок входило 6 волостей с 35 селениями и населением в 36966 человек. Учитывая, что в двух волостях — Нязепетровской и Нижне-Сергинской — имеются заводские больницы, Иван Каллустович большее внимание обратил на селения Верхне-Сергинского, Михайловского и Шемахинского заводов. В Шемахинском заводе, по договоренности с заводским врачом, он вёл приём в заводском приёмном покое. Оказывал врачебную помощь не только земским больным, но и работающим при заводе. Да и в Шемахе он бывал гораздо чаще, чем врач Нязепетровской больницы. А приёмный покой в Шемахинском заводе называли не иначе как Курдов дом.

В 1895 году Земское собрание Красноуфимского уезда согласилось с предложением И. К. Курдова о введении с октября в приёмном покое юго-восточного врачебного участка бесплатного лечения.

В 1895 году на Верхне- и Нижне-Сергинском, Нязепетровском, Шемахинском заводах имелись самостоятельные земские фельдшерские пункты. Шемахинский фельдшер обслуживал 13 селений, 1020 дворов с населением 5599 человек. Кроме этого он вел еженедельный прием в Белянке вплоть до открытия там в 1897 году самостоятельного фельдшерского участка.

В 1897 году земский фельдшерский участок Нязепетровского завода обслуживал заводское селение со всеми выселками, шемахинский фельдшер — селение Шемахинского завода, деревни Арасланково (так она именовалась практически во всех документах того времени), Межевая, Межевой ключ, Нижняя Арганча, Верхняя Арганча, Тюльгаш, Сказ, Цыпышева, Ташкинова.

Фельдшеры обходились земству намного дешевле, они менее нуждались в комфорте. В то же время круг их обязанностей был довольно широк: помощь врачу во время амбулаторного приема и выполнение его назначений, оспопрививание, санитарно-профилактическая и противоэпидемиологическая работа. На фельдшеров также возлагалось заведование аптеками и приготовление лекарств.

Земские врачебные и фельдшерские аптеки снабжались медикаментами из Красноуфимской аптеки по требовательным каталогам врачей не чаще 1 раза в месяц. Однако бывали случаи, что ящики с медикаментами задерживались у ямщиков, отчего «страдало дело правильного лечения».

Заводскому врачу полагались готовая квартира с отоплением и освещением, а для служебных разъездов — пара лошадей с зимним и летним экипажами и кучер.

Земские доктора и фельдшеры бесплатно пользовались услугами земской гоньбы. Причём врачи в хорошую погоду разъезжали в экипажах, запряжённых парой лошадей, в дождливую — на тройке, а участковые фельдшеры в хорошую погоду довольствовались одноконной повозкой, в дождливую — парой лошадей.

23 июня 1912 года государем императором утверждён Закон «Об обеспечении рабочих на случай болезни». Закон предусматривал получение рабочими выплат в случае временной нетрудоспособности. Для накопления необходимых средств создавались больничные кассы —независимые общественные организации, управляемые самими застрахованными. Кассы пополнялись за счёт взносов из заработной платы рабочих и сборов с предпринимателей.

Однако на Нязепетровском заводе принятый Закон был недостаточно хорошо проработан с рабочими, с нарушением статей Закона проведены выборы уполномоченных в больничную кассу. И как результат: 29 января 1914 года окружной инженер Брониковский телеграфировал в Петербург директору Горного Департамента: «Нязепетровские рабочие с воскресенья (с 26 января) протестуют против вычетов в больничную кассу, введённую с нового года. Из 2000 бастуют 1500. Работает только домна, лесопилки, рудники».

«В Нязепетровском заводе бастуют около 2000 рабочих всех цехов, кроме домны, — писала газета «Зауральский край». — Заводская контора начала вычитать по 1 проценту с каждого заработанного рубля в больничную кассу. Рабочие не согласились на это и потребовали отмены вычетов».

По мнению того же Брониковского, понятие «больничная касса» ассоциировалось у рабочих с деятельностью больниц, а не с пособиями больным, для которых они главным образом назначались.

«Рабочие, — пишет он, — получая в настоящее время больничное лечение даром, боятся, что с введением больничных касс его потеряют, так как сами должны будут содержать больницы».

Нязепетровские рабочие, бастовавшие с 26 января по 5 февраля, «решились упорствовать до крайности и эту решимость выражали следующими словами: «Два месяца (зимних) как-нибудь проживём, продадим коров, лошадей, а там уйдём на постройку железной дороги» (в это время строилась Западно-Уральская железная дорога).

На основании выявленных Пермским Губернским по делам страхования рабочих Присутствием нарушений при введении больничных касс 5 февраля распоряжением губернатора деятельность их на всех заводах Кыштымского горного округа была приостановлена. Произведённые удержания служащим и рабочим возвращены. Рабочие Нязепетровского завода приступили к работе.

Убедившись в том, что таким образом можно добиться от властей решения и земельного вопроса, нязепетровские рабочие выбрали для этого уполномоченных. Земский начальник Н. А. Васильев признал действия уполномоченных незаконными, о чём сообщил губернатору. Тот в свою очередь приказал их арестовать и препроводить в Красноуфимскую тюрьму. И вновь в Нязепетровске начались волнения, ещё более мощные, нежели в январе-феврале. 12 апреля в ответ на арест уполномоченных рабочими были захвачены земский начальник, полицейский надзиратель, волостной старшина и заперты в волостном правлении (ныне музей), где находились до тех пор, пока не были возвращены уполномоченные. Прибывший 15 апреля в Нязепетровский завод пермский губернатор И. Ф. Кошко в своей речи, обращённой к населению, назвал их поведение бунтом. Он объяснил им, что «уверения уполномоченных о том, что они исходатайствуют 15 — 30 десятин земли на наличную душу неправильны и лживы, что по закону им причитается не более 6 десятин на душу». Что же касается Закона об обеспечении рабочих на случай болезни, губернатор заявил, что Закон принят Государственной Думой, одобрен Государственным Советом, утверждён императором, отменён быть не может и больничная касса будет введена. Но, судя по докладу представителя Совета Кыштымского завода Б.Е. Швейкина 20 марта 1918 года на Екатеринбургском окружном съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, «больничная касса, закрытая в начале 1914 года, вновь не организована. В силу этого, — продолжал он, — семьи больных рабочих лишаются материальной поддержки».

В наказание рабочих действие Нязепетровского завода было остановлено на неопределённый срок. Часть рабочих ушла на строительство Западно-Уральской железной дороги, другие в поисках работы подались на близлежащие заводы. Наполовину была сокращена численность заводских служащих. В полной мере работал лишь лесной отдел завода. Однако расходы на содержание полиции, больницы и аптеки по-прежнему производились из заводской казны.

МВЦ, больница
1867 — 1938 Выезд заводского врача. 1911 год

К концу 1914 года на станции Нязепетровская строящейся Западно-Уральской железной дороги была построена довольно просторная больница, оборудованная согласно новейшим требованиям медицины. Больницу возглавила уже упомянутая А. Л. Таубина. В 1912 году она получила диплом лекаря и правлением Западно-Уральской железной дороги была приглашена врачом новой больницы. Ей помогали фельдшеры Павел Максимович Гусельников и Николай Егорович Лазарев — разъездной фельдшер. Больница призвана была обслуживать работников железной дороги от Дружинино (исключая) до Бердяуша (исключая).

В 1917 году в Нязепетровской заводской больнице работали врач А. Л. Таубина (по совместительству), фельдшер З. А. Бабин, фельдшерица Клавдия Степановна Козлова, старший медицинский фельдшер Фёдор Иванович Гузачев и 10 человек обслуживающего персонала (кухарка, 3 сиделки, 2 прачки, 2 сторожа, водовоз). Заведовала хозяйством больницы Павла Ивановна Гусева. Аптеку возглавляла Мария Константиновна Юдина, при ней был ученик Алексей Степанович Киселев и практикантка Татьяна Дмитриевна Юдина. Содержание больницы обходилось заводоуправлению в 20157 рублей в год. Часть этой суммы компенсировало земство и сельские общества. В январе 1918 года больницу вновь возглавил вернувшийся с фронта Р.В.Бортновский.            Штатная численность больницы сохранилась в полном объёме и в 1918 году.

В период колчаковкой власти с июля 1918 года по июль 1919 года Нязепетровский завод продолжал работать, правда, на прежних хозяев-заводовладельцев. В штатном режиме работали заводская и железнодорожная больницы, земские фельдшерские участки.

Таким образом, к началу 20-х годов ХХ века в Нязепетровске осуществляли свою деятельность учреждения дорожной, заводской и земской медицины. Однако, несмотря на это, значительная часть населения по-прежнему обращалась за помощью к знахаркам, повитухам, шептунам и костоправам.

Статья написана на основе документов Пермского, Свердловского и Челябинского государственных архивов, а также материалов, опубликованных в Сборниках Пермского земства, журналах Красноуфимского земского собрания, периодических изданиях с 1870 по 1918 годы. Фотографии — из фондов Карабашского краеведческого музея, музейно-выставочного центра г. Нязепетровска и семейных архивов.

Уважаемые нязепетровцы! Если вы узнали в опубликованной статье своих родственников, пожалуйста, сообщите о них в музей либо в редакцию. Мы будем очень признательны, если вы предоставите дополнительные сведения о людях, которые заботились о народном здравии нязепетровцев.

Н. КИСЛОВ, научный сотрудник МВЦ

 

Поделиться:
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *