Гражданская война, Нязепетровск, архивное фото
Белочехи на станции Нязепетровской. Июль 1918 г. Оригинал фото предоставил музейно-выставочному центру В. Н. Киселёв

Более ста лет назад прокатилась по территории нашего района гражданская война, оставив в напоминание о себе памятник героям гражданской войны, который установлен на городском кладбище.

Именами погибших участников боёв, расстрелянных защитников Нязепетровского завода названы улицы города. Кое-где на окраинах  ещё можно увидеть остатки окопов.

Сегодня составить представление о событиях гражданской войны можно лишь по архивным документам, трудам местных краеведов, публикациям старых газет. В частности, данная заметка подготовлена по воспоминаниям бывших красногвардейцев, красных партизан.

Окружить и уничтожить

25 мая 1918 года произошло восстание Чехословацкого корпуса (мятеж белочехов). 28 мая в депо станции Нязепетровской пришла телеграмма от Екатеринбургского областного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В ней сообщалось о контрреволюционном восстании на  Самаро-Златоустовской железной дороге.

В депо состоялся митинг рабочих, на котором был создан отряд красногвардейцев в количестве 50 человек, командиром избран Иван Ермолаевич Трегубенко. Митинг прошел и на заводе, здесь был создан второй отряд в количестве 60 человек под командованием Степана Леонидовича Самохина. По воспоминаниям Н. Е. Алексеева, рабочие были подготовлены к вступлению в Красную Армию. В апреле в цехе побывал большевик Георгий Сентябов. Он говорил о значении революции для мирового пролетариата, происках империалистов и контрреволюционеров. В отряд рабочих вступили Константин Григорьевич Коротков, Иван Андреевич Мануйлов, братья Василий и Семен Кудрявцевы, Павел Егорович Шапошников, Илья Сазонов, Иван Акимович Шадрин с сыном Алексеем и другие.

С митинга отряд сразу отправился на станцию, погрузился в вагоны. 29 мая у разъезда Флюсовая, в семи километрах от Миасса, собралось несколько красногвардейских отрядов: Нязепетровский, Кусинский, Николаевский, Пермский и другие. Всеми отрядами командовал Иван Михайлович Малышев — военный комиссар Златоустовского фронта. В первом  бою, который состоялся 30 мая, красногвардейские отряды потерпели поражение: белочехи представляли регулярные войска, а многие красногвардейцы плохо стреляли, поэтому вынуждены были отступать. Отходили не по железной дороге, а по лесам, так как в тылу вспыхивали кулацкие мятежи, в частности, на станции Бердяуш, в Сатке, в районе Кусинского завода.

К Нязепетровску красногвардейцы отошли к началу июля 1918 года. На станции Нязепетровской сосредоточились красногвардейские отряды: Нязепетровский, Кусинский,  Миньярский, Нижне-Сергинский, отряд интернационалистов-венгров, эстонский коммунистический батальон и другие. Командовал ими комиссар Жилин.

Чтобы в Нязепетровске не вспыхнул кулацкий мятеж, был создан военно-революционный комитет во главе с И. Е. Трегубенко и его заместителем А. В. Бархатовым, который мобилизовал население на строительство оборонительных укреплений, организовал охрану на подступах к заводу. На Шиханской горе был поставлен дозор, охранявший подступы к Уфалейскому тракту и сдерживавший врага на одном из участков обороны.  Отрядами командовали молодой рабочий Александр Карпович Вейс и братья Сентябовы.  Был подготовлен специальный паровоз с зарядами динамита в буферах. Этот поезд затем пустили навстречу  белогвардейскому бронепоезду.

Белые надеялись окружить в Нязепетровске и уничтожить все отряды красногвардейцев. С этой целью они повели наступление на посёлок по трём направлениям. Основная группа белочехов, опираясь на поддержку бронепоезда, двигалась вдоль железной дороги к станции. Другая группа шла правее железной дороги через речку Церковку,  планируя выйти на Уфалейский тракт и отрезать путь отступления на Уфалей. Третья группа двигалась левее железной дороги и стремилась захватить железную дорогу севернее Нязепетровска в районе реки Кабанки, чтобы не дать отступить по железной дороге на станцию  Дружинино.

И все-таки поражение

Более двух недель вокруг Нязепетровска шли кровопролитные бои. Потери с обеих сторон были большими. Красногвардейским отрядам недоставало боевого опыта, ощущался недостаток в боеприпасах, к тому же нашлись предатели, которые показали обходные необороняемые пути к Нязепетровску. 12 июля красногвардейские отряды стали отступать.

По воспоминаниям Б. Недоспелова, мужественно боролся отряд венгров, находившийся на Дробинной горе. Пулеметчица Александра Морозова сутки прикрывала пулеметным огнем отступление красногвардейских отрядов в районе железнодорожного моста через Уфу. Впоследствии она была схвачена и зверски замучена белогвардейцами.

Об эстонском коммунистическом батальоне вспоминал Август Мартинович Янович. Формирование численностью около 800 штыков  было направлено на помощь уральцам в июне 1918 года. Командовал им Яков Карлович Пальварде. Размещался батальон в железнодорожных вагонах. В них же хранились боеприпасы, запасное снаряжение и продовольствие.

30 июня  батальон закрепился на станции Нязепетровской. Две недели белочехи пытались лобовой атакой взять станцию,  но им не удавалось. 5 июля они попробовали окружить батальон, но их замысел был разгадан и атака отбита. 12 июля 1918 года белочехи, получив подкрепление, с помощью местных кулацких и контрреволюционных элементов начали новое наступление, ударив батальону во фланг.  К обеду им удалось окружить батальон и занять командные высоты напротив вокзала, при впадении реки Ураим в Уфу. Закипел бой, перевес оказался на стороне белых. Батальон стал отходить, отход по железной дороге на Дружинино был отрезан, оставался один путь — на станцию Верхний Уфалей, пешком через горы. Перед отходом вагоны, в которых размещался батальон, были подожжены, а орудия выведены из строя. Взрывом был поврежден мост через Уфу.

Поражение батальона во многом произошло из-за того, что в командовании не было ни одного человека с военным образованием, а рядовой состав состоял из молодёжи, не видевшей боя. Батальон не имел в своём распоряжении не только топографических карт, но и географических. Это лишило командиров возможности ориентироваться в обстановке и оценивать местность. Отступление батальона шло стихийно, часть бойцов, не маскируясь, попала под сильный огонь противника. Батальон понес большие потери в живой силе.  Последним отходящим бойцам батальона пришлось преодолевать водные преграды вплавь, так как мосты были взорваны либо  контролировались белочехами или местными контрреволюционерами.

13 июля сильно изнуренные первые бойцы батальона достигли станции Верхний Уфалей. Остальные тянулись до вечера, последние пришли утром 14 июля. После того как батальон оправился, его перебросили в Екатеринбург.

Террор

Белочехи, перестав преследовать отступающий батальон, принялись за расправы. Утром 13 июля возле окопов они расстреляли восемь бойцов батальона. Убитых зарыли на месте расстрела.

Белочехи заставили местное население похоронить павших в бою красноармейцев там, где их застала смерть — на болоте напротив станции Нязепетровской. При погребении редко кому рыли могилы, большинство трупов закидывали землёй на месте гибели. Имена большинства павших красноармейцев населению не известны. После освобождения Урала прах бойцов был перенесен в братскую могилу около станции.

Примерно в это же время серьёзные бои завязались на станции Арасланово, на подступах к Шемахинскому заводу, не все красногвардейцы смогли уйти. Когда белые вступили в поселок, начались расправы над защитниками завода и членами их семей. Защитники завода были расстреляны, зверски замучены и казнены. Сразу же расстреляли братьев Петра и Максима Зотовых. Большевик Федор Бычков охранял Уфимский мост, был ранен, его и Владимира Горбунова расстреляли. Бывшего матроса Степана Тимофеевича Проскурякова посадили в подвал.  Рабочие пошли к  белогвардейскому начальству, стали доказывать, что его нужно выпустить.  На следующий день И. К. Данькова и других вывели из заводских ворот и погнали пешком в Красноуфимск. Там их загнали в вагон и сожгли.

Когда белые вошли в посёлок, они схватили младшего Сентябова. Избитого подростка водили по посёлку и требовали от жителей, чтобы его признали. Но как Сентябов наотрез отказывался признавать тех, кто его знает, так и его никто не опознал. Тогда белые увели мальчишку в лес и расстреляли, запретив хоронить. Ночью на место гибели отправились Николай Текин, П. И. Темников, П. Е. Смирнов. Они похоронили Сентябова младшего, к сожалению, имени его никто не запомнил.

Террор в Нязепетровске продолжался ровно год. 39-й стрелковый полк 5-й дивизии под командованием С. В. Домолазова после боя под Берёзовкой и Поташкой, двигаясь в юго-восточном направлении, заняв деревни вдоль реки Арганчи и перейдя реку Уфу в районе Перевоза, вышел к Нязепетровску, освободив его 12 июля 1919 года.

Н. Е. Алексеев писал:

«Мне и моим товарищам предстоял ещё долгий путь до Иркутска. Под Ишимом сразило Афанасия Слесарева, у Суксуна похоронен Иван Андреевич Мануйлов, у Кунгура захоронил своего сына Иван Акимович Шадрин, а через несколько недель в атаке и сам был убит. Много нязепетровцев покоится и в сибирской земле».

Наталья СМИРНОВА

 

Поделиться:
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *