В.И. Тимофеев из Нязепетровского района

9 июня тысячи людей в России отмечают памятную дату — день уже несуществующей Группы советских войск в Германии (ГСВГ). Но наши соотечественники, прошедшие службу за рубежом, и сегодня помнят и чтят этот праздник.

Служба в рядах Советской армии для уроженца Шемахи началась в Свердловской области, а домой юноша вернулся уже из ГДР.

Владимир Тимофеев был призван в мае 1980 года из села Шемаха. Старт его армейской службе был дан в Елани учебой на механика-водителя БМП.

— Еланская «учебка» в то время была кузницей кадров для ГСВГ, — рассказывает Владимир Ильич. — Кроме того, в этой воинской части готовили экипажи для отправки в Афганистан. Но уральских парней даже не записывали — подбирали ребят из южных республик.

Служба юноши проходила в составе ГСВГ в военном городке Ютербог.

«За городом сохранились построенные еще до войны доты, склады с толщиной стен больше метра, — вспоминает шемахинец, — На них можно было увидеть выбоины от снарядов времен Великой Отечественной».

В 1981 году произошли волнения в Польше, наши части были направлены на границу.

«Тысячи машин встали, готовые выполнить приказ, фарами осветили берег Польши, но все же обошлись без нас», — рассказывает В. Тимофеев.

Служба в группе считалась почетной и ответственной. Каждодневные тяжелые тренировки, крупные учения и постоянная боевая готовность всех частей и соединений группы были самой что ни на есть боевой работой.

— Каждое утро зарядка, бег на дистанцию один километр, завтрак и семь километров пешком до стрельбища. Затем подготовка и на обед — опять семь километров, после обеда — снова семь километров, стрельба и вновь семь километров — на ужин, — рассказывает Владимир Ильич. — Вот так и набегало порядка тридцати километров каждый день. Ротный усмехался: «Вы же пехота!». На учениях мы стреляли из автоматов, пистолетов, пулеметов, снайперских винтовок. Довелось мне один раз пострелять и из гранатомета, и пушки БМП. Однажды на Магдебургском полигоне я увидел боевую машину «Ураган», перевозившую ракеты дальнего действия. Был я и на базе хранения танков Т-34, которые находились в боевом состоянии. Также побывал в оружейной мастерской, где принимал оружие после ремонта, а это — большая ответственность».

На ежегодном военном параде в Магдебурге демонстрировалась мощь Советской армии.

«Тысячные полки шли, гремя набойками на сапогах. Это было захватывающее зрелище», — говорит В. Тимофеев.

Войска ГСВГ отличались одним из самых высоких уровней боевой подготовки.

«Во время учений пехота высаживалась и бежала за БМП, — вспоминает Владимир Ильич. — Командир по рации отдавал приказ «Газу!», а мы, уставшие, во всем снаряжении про себя молили: «Чуть помедленнее!».

Осенью 1981 года В. И. Тимофеев проезжал по частям, забирая по одной единице БМП для новой части. Так он попал в музейный комплекс Бухенвальда, напоминающий о бывших узниках концлагеря.

«Истории о происходивших здесь зверствах, увиденное застанет врасплох даже опытных бойцов, — говорит Владимир Ильич. — Тогда там еще стояли десятки бараков, в которых жили заключенные, рядом с забором в человеческий рост высился кирпичный дымоход крематория, где сжигали людей. Побывал я на складах, где хранились волосы, вырезанные татуировки, спецодежда, обувь, посуда и изъятые личные вещи пленных узников, тюремный инвентарь, а также уцелевшие документы и фотографии. На территории лагеря-музея были установлены памятники узникам из стран Европы. Сейчас все, кроме ворот, убрали. Впечатления от увиденного остались на всю жизнь!».

Как рассказал бывший солдат ГСВГ, часть, где он служил, была гвардейской, в ней не было дезертирства и несчастных случаев. Но случались события, которые прочно врезались в память.

«Помню, как из части духовой оркестр уехал в СССР, где встречал «груз 200» из Афганистана. Больше недели музыканты там не выдерживали. Возвращались они совсем другими, глубоко потрясенными этими трагическими событиями», — вспоминает Владимир Тимофеев

За время службы наш земляк хорошо узнал немецкую пунктуальность.

«Приказали однажды погрузить двенадцать единиц БМП на железнодорожные платформы ровно за час, — рассказывает Владимир Ильич. — Немецкий железнодорожник ко всему прочему требовал, чтобы машины стояли точно по центру — не более пяти сантиметров в сторону. Вот тут требовалась «ювелирная» работа, и о времени нельзя забывать! Ровно через шестьдесят минут груженный машинами эшелон тронулся, а мы, довольные, возвращались в родную часть. Кроме управления БМП механикам-водителям приходилось копать лопатой ров, в котором машина скрывалась от противника, и на это также отводилось минимальное время».

За отличные успехи в боевой и политической подготовке и примерную воинскую дисциплину В. И. Тимофеев был награжден нагрудным знаком Министерства обороны СССР «Отличник Советской армии». Его не каждому давали! Кроме того, после успешной сдачи экзамена молодому военнослужащему был присвоен 1-й класс механика-водителя БМП-1 — машины уже новой модели и поистине уникальной боевой единицы.

«Для этого нужно было форсировать водную преграду, темной ночью пройти трассу по приборам ночного видения», — рассказывает Владимир Ильич.

Весной 1982 года В. И. Тимофеев был уволен из Советской армии и вернулся на Родину.

Оксана ЩЕКАЛЕВА

 

Поделиться:
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *