М.В. Тимофеев из Нязепетровска

Почти 64 года назад произошла первая ядерная катастрофа в СССР — взрыв на химкомбинате «Маяк» в г. Озерске. Предприятие функционирует и в настоящее время — уже как производственное объединение «Маяк». Наш молодой земляк  М. В. Тимофеев  в годы армейской службы стоял на охране этого секретного объекта.

Михаил Владимирович Тимофеев после окончания СОШ № 2 получил «корочки» электросварщика и водительские права и стал дожидаться призыва в армию. Еще до отправки на место службы он знал, что попадет не в простую воинскую часть: юношу уже до призыва «прописали» в команду особого назначения, собирали сведения о его родителях и ближайших родственниках, а точнее — об отсутствии у них судимости.

В 2005 году Михаила направили служить в Озерск, где ему довелось охранять производственный комплекс «Маяк» — тот самый, на котором сентябрьским днем 1957 года прогремел взрыв.

Сначала была проверка на прочность: «учебка», где новобранцы проходили психологические тесты на умение действовать в чрезвычайных ситуациях, демонстрировали свои знания и надежность. Пройдя проверку, солдаты приступили к охране огромных объектов.

— Самое тревожное чувство — это невидимая радиация, — признается М. Тимофеев. — В военном билете у нас была вклейка с указанием полученной дозы облучения. У солдат она была в пределах 0,25 рентген, тогда как обычный фон 0,12. Патруль, увидев такую цифру, старался к нам не приближаться.

Часовые, заступая в караул, снимали форму и всю одежду, взамен получали комбинезоны, перчатки, ботинки, бронежилеты. «В таком обмундировании стояли в холод и в жару, в снег и дождь, — вспоминает мужчина. — Это требовало неимоверных усилий». После дежурства солдаты отправлялись под душ, а затем шли обследоваться на радиацию. «Если уровень превышал допустимый, значит, был там, где не нужно, — рассказывает Михаил. — А это — наказание».

На постах находились телефонные точки, проходя, нужно было звонить и докладывать, что все в порядке. Аппаратура на объекте была настолько чувствительной, что тревога срабатывала, даже когда заяц пробегал полосу.

«К слову, о зайцах: на местную дичь не вели охоту, — отмечает М. Тимофеев. — Говорили, что она «звенит от радиации».

Тревоги происходили внезапно и реагировать приходилось мгновенно. С собой солдаты брали рюкзаки со всем необходимым для длительного нахождения вне части, противогазы, оружие.

Военнослужащие всегда были заняты делом: строевой и стрелковой подготовкой, гранатометанием, а после учений зубрили устав караульной службы.

— В армии я многому научился, — рассказывает Михаил. — Одеться за 60 секунд? Это самое простое! Разобрать и собрать автомат с закрытыми глазами? Руки сами знали, что делать! Сдать нормы ГТО? Без проблем! А караул на кухне — это просто психологический отпуск, но их, к сожалению, было мало.

На смену дембелям приходили новобранцы, «деды» помогали молодым солдатам вливаться в боевой коллектив, втягиваться в новую жизнь, ведь спрашивали со всех одинаково. Домой Михаил Тимофеев вернулся в июне 2007 года. Этот призыв стал последним, когда служили два года.

Сегодня производственное объeдинeниe «Маяк» являeтcя одним из кpупнeйшиx poccийcкиx цeнтpoв по пepepaбoткe paдиoaктивныx мeтaллoв и ядepнoго топлива c aтoмныx cубмapин и лeдoкoлoв. Охраняют его в основном военнослужащие по контракту.

— В моей памяти навсегда останутся годы, проведенные в армии, — говорит М. В. Тимофеев. — Я до сих пор помню это тревожное чувство, которое испытывал от знания, что повсюду невидимая радиация, помню радость возвращения домой…

Михаил Владимирович женат, с супругой они растят сынишку — будущего солдата.

— В роду Тимофеевых служили все, — отмечает мужчина. — Мой прадед прошел всю войну, дошел до Берлина, дед был в погранслужбе на Военно-Грузинской дороге, отец служил в Германии. Хочется, чтобы и мой сын стал достойным защитником своей Родины!

Оксана ЩЕКАЛЕВА

 

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *