Н.М. Кислов проводит экскурсию для исследователей
Эксклюзивные фотографии из архива Н. М. Кислова в интернете не найти

Экскурсию для путешественников провел научный сотрудник музейно-выставочного центра г. Нязепетровска Н. М. Кислов.

«Вы приехали в село Шемаха, — обратился к исследователям Николай Михайлович. — Раньше это был Шемахинский железоделательный завод, а еще раньше — Сорокинская пристань демидовских заводов – Кыштымского и Каслинского. А вообще первые люди появились на территории Шемахи много-много лет тому назад: в 1974 году экспедиция уральского педагогического университета открыла здесь стоянки древнего человека, которые датируются 6 — 5 тысячелетием до н. э. Были найдены каменные орудия труда: простейшие скребки, наконечники стрел, которые были изготовлены из красно-зеленой яшмы. Шемаха расположена у подножия Бардымского хребта, который вообще изобилует яшмой. Конечно, этот камень, когда он необработанный, ничего из себя не представляет, а когда его отшлифуешь, он заиграет красками — красивыми, интересными.

А уже в наше время первопоселенцами в этих местах были братья Новгородцевы, которые с Керженца были пригнаны строить Верх-Исетский завод. Условия были там не ахти какие хорошие, они сбежали и поселились на Бардымском хребте на реке Маниске, устроили там скит. Где-то в 40-е годы 18 века они спустились сюда, арендовали у араслановских татар землю и устроили заимку. И когда работники Якова Коробкова, который в 1747 году начал строить завод, приехали смотреть место для пристани, Новгородцевы уже здесь проживали. На Каслинский завод также пригоняли крепостных, которые начали строить Сорокинскую пристань. Она располагалась за зданием клуба и тянулась до самых заводских магазинов — так называли склады для хранения железа.

На пристани строили барки-коломенки. Зимой, по санному пути, с Кыштымского и Каслинского заводов железо везли сюда: ежедневно по дороге между Каслями и Сорокинской пристанью курсировали туда и обратно по 30 лошадей. Расстояние было около 120 верст, и эти подводы, груженные железом, в течение зимнего периода перевозили около 300 тысяч пудов железа. Весной барки-коломенки грузились железом, и, когда поднималась вода в Уфе, они снимались с якорей и плыли по Уфе, по Каме в Волгу до Нижнего Новгорода. Там это железо продавалось. Некоторые барки на бурлаках шли вплоть до Санкт-Петербурга. Вот так железо каслинских и кыштымских мастеров доходило до северной столицы.

В 1751 году Каслинский завод Я. Р. Коробкова купил Н. Н. Демидов. Это был младший сын основателя горнозаводской династии Демидовых. В 1756 году ту землю, которую брал в аренду Яков Коробков, он выкупил у шакуровских башкир Упейской волости. И с 1751 года это селение и Шемахинская дача являются собственностью Демидовых. В 1755 Демидовы купили у башкир землю, на которой построили Верхний и Нижний Кыштымский заводы. В 1760 Н. Н. Демидов подает прошение на строительство еще 3 заводов — на реках Азяш, Киалим и Шемахе. Первым делом он строит Азяш-Уфимский завод, строил основательно — и домна, и кричная фабрика. В 1773 году завод был готов, но началась крестьянская война, сильно пострадали Кыштымский и Каслинский заводы, а вновь построенный Азяш-Уфимский завод был сожжен дотла. В Шемахинском заводе Демидов успел построить только плотину и пильную мельницу, до завода руки не дошли — пришлось восстанавливать разрушенное войной хозяйство. Сорокинская пристань тоже пострадала — были сожжены барки-коломенки, выжжен вешняковый спуск на плотине. В 1804 году младший Демидов умирает, детей у него не было, все свое большое хозяйство он завещал племяннику П. Г. Демидову: ему по наследству от отца уже достались Верхне-Сергинский и Нижне-Сергинский заводы, впридачу он получил еще и Кыштымские. Долго он ими не владел — в 1808 — 1809 году он продает кыштымские заводы с селами и деревнями польскому купцу Л. И. Расторгуеву. Купив эти заводы (а еще раньше он прикупил Нязепетровский завод), Лев Иванович завладел всем горнозаводским округом. На реке Шемахе рядом с Сорокинской пристанью он строит передельный железоделательный завод — Шемахинский.

С Нязепетровского завода сюда привозили кричные болванки и перерабатывали в железо. Сорокинская пристань служила Кыштымским и Каслинскому заводам. В Нязепетровске была своя пристань, очень оригинальная: таких удобных мест, как здесь, не нашлось и пришлось делать канал. На нем строились барки-коломенки, по весне шлюзы нижнего пруда открывались, вода в каналах открывалась, открывались шлюзы в Уфу. По Уфе барки плыли до Сорокинской пристани и догружались там железом, которое изготавливалось на местном заводе.

Упоминается Сорокинская пристань в сочинении П. С. Палласа: он путешествовал по разным местам Российского государства и на обратном пути из Сибири заночевал здесь. Весной 1773 года, к вечеру, вся кавалькада, которая сопровождала Палласа в экспедиции, прибыла в Сорокинскую пристань. Местные молодые люди при этом были настолько любопытны, что историк сравнивает их с аборигенами. В 1740 году Сорокинская пристань была обозначена на карте Российской империи. Нязепетровского завода на ней не было, а Сорокинская пристань была».

Рассказал Н. М. Кислов участникам экспедиции и об исторических зданиях, сохранившихся в Шемахе, и о сложном и страшном времени гражданской войны, и о том, как жили шемахинцы в советское время. Осмотрели путешественники и здание каменной кладки, в котором сегодня располагается администрация сельского поселения, а также полуразрушенную господскую усадьбу. После этого путешественники отправились на демидовскую плотину.

«В 1760 году Демидов получил разрешение на строительство завода на реке Шемахе, — рассказал Николай Михайлович. — Когда с приказчиком И. Блиновым они приехали сюда, то обнаружили прекрасное место для заведения плотины — горки рядом, плотину надо строить небольшую, а речка была очень бурная. Плотина была 60 саженей в длину, 8 в ширину. Пруд по весне вмещал в себя около 4 млн кубометров воды и приводил в движения заводские механизмы. С обеих сторон были устроены клети, которые вставали на глину. Затем укладывали землю, глину, бутировали большими камнями. С заводской стороны была 80-сантиметровая подпорная стенка, выложенная из местного кирпича и камня. Со стороны пруда клети были облицованы листвяной доской и сами были из лиственного леса. Были в два ряда вбиты столбы, которые защищали створ плотины от бревен и крупного мусора, который приходил с верховьев в период половодья. Было сделано два короба для воды — с той стороны и с этой. Один шел к кричному цеху, другой — к лесопильной мельнице, первому, что было построено Демидовым. В 1840 году, при Льве Расторгуеве, была построена новая пильная мельница, двухэтажная, «о двух рамах» — так было написано в документе. От тела плотины начиналась кричная фабрика — и сейчас справа от плотины видны остатки здания кирпичной кладки. Всего на заводе было устроено 14 кричных горнов, были молоты. Здесь делали железо для саней и карет, ковали якоря для барок-коломенок, которые строились на Сорокинской пристани. В разные годы производство железа менялось в зависимости от количества воды в пруду: было много — завод работал в полную силу, так, в 1866 году было выработано 60 тысяч пудов, а так — 30, 40, 25… в разные годы по-разному».

Заводские механизмы приводились в движение водой: «Был ларь, вода по ларю спускалась, падала на заводские колеса, приводила в движение молоты, воздуходувные механизмы — крицу, чтобы расплавить, нужно было нагреть до определенной температуры. Кричные болванки ворочали клещами и долбили молотами, которые приводились в движение тоже силой воды, — объясняет Николай Михайлович. — Работала лесопилка — пилили тес на барки-коломенки, а когда в 1913 году начали строить Западно-Уральскую железную дорогу — она прошла в верховьях пруда — пилили шпалы».

Когда завод закрыли в 1907 году, в кричном цехе сделали мельницу — поставили жернова и размалывали муку, сюда приезжали крестьяне со всей округи. Потом здесь же сделали электростанцию, она давала энергию поселку за речкой. Был небольшой кузнечный цех.

Сегодня о былом величии Шемахи напоминают здания каменной кладки — свидетели тех лет. Знаем ли мы их историю? Чаще всего — нет. Рассказать об истории горнозаводской цивилизации на Урале, а также создать современное, доступное туристическое предложение для жителей Большого Урала, содействие продвижению территории и местных брендов — задача туристического кластера «Гора Белая». В поездке в село Шемаха кластер представляла ведущий специалист по развитию туристических продуктов АНО ТРК «Гора Белая» Екатерина Юренкова. «Мы реализуем второй этап открытых экспедиций по исследованию горнозаводской цивилизации, сейчас мы заканчиваем изучать демидовское наследие. Первый этап был по Свердловской области, второй этап — Челябинская область: мы побывали в Кыштыме, Каслях, Верхнем Уфалее. На осень запланировали Пермский край — там тоже много артефактов, примечательных мест горнозаводской цивилизации. Наш проект масштабный, мы планируем его продолжать и в следующем году. Основная цель — создание шоу-парка горнозаводской цивилизации в поселке Висим Свердловской области и карты горнозаводской цивилизации на Урале в целом. Объектов мало сохранилось, и очень ценно, когда можно приехать в такой поселок, как Шемаха, и есть такие люди, как Николай Михайлович, которые все расскажут».

Людмила МЕЛАШИЧ

 

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *