А.А. Бозова
Фотоальбом семьи Бозовых расскажет историю, полную трагизма, человеческой боли, тайн и, конечно, любви

Значительную часть своей жизни А. А. Бозова провела в самом секретном городе Казахстана — Курчатове. Всё, что Августа Александровна видела и пережила, раньше нельзя было публиковать, поскольку она давала подписку о неразглашении.

Из Нязепетровска в Казахстан

А.А. Бозова
А. А. Бозова, 1960 г.

Ежедневные пешие походы из железнодорожного микрорайона Нязепетровска в среднюю школу № 1 не отбили желания Августы получить полное среднее образование. А потом попробовала поступить на воспитателя в Свердловский педагогический, но не смогла преодолеть  проходной балл. Работала счетоводом на складе топлива в депо станции Нязепетровской. Размолвка с парнем, с которым дружила три года, навела на мысль  уехать. В конце 1950-х годов рабочих мест в районе не хватало, многие уезжали, в том числе в поиске лучших заработков. Августа уехала в Семипалатинск. Первое время ей даже не пришлось снимать квартиру: её приглашали к себе пожить то одна, то другая семья, переехавшие в Казахстан из Нязепетровска. Устроилась контролёром ОТК на кабельный завод. Хороший заработок на заводе привлёк и сестру Зину, она устроилась оператором на высокочастотную машину. В городе быстрыми темпами продвигалось жилищное строительство, в перспективе сестры ожидали получить собственную квартиру, а пока снимали жилье. 

О последствиях не говорили

Однажды сестры услышали на улице гул тяжёлого самолёта. Окружающие, к удивлению, вели себя спокойно. Они объяснили, что, когда самолет будет заходить на третий круг, сбросит бомбу. И действительно: раздался будто гром, из окон полетели стёкла.

«Нам пояснили, что сейчас пойдут военные и будут устранять разрушения, — говорит Августа Александровна. — Это называлось «идут наземные работы»».

Сегодня женщина утверждает: люди знали, что проходят испытания и воспринимали это как должное, но никто не объяснял им возможных  последствий.

Строительство Семипалатинского ядерного полигона началось в 1947 году, в 1949-м он был готов к использованию. А. А. Бозова рассказывает, что параллельно с полигоном строился и городок, который поначалу имел цифровое обозначение № 62109, а с 1974 года стал носить имя выдающегося физика-ядерщика И. В. Курчатова.

У квартирной хозяйки часто останавливалась женщина, которая работала кадровиком в воинской части. Она пригласила сестер на работу в военный городок. Зина к этому  времени познакомилась с парнем и отказалась уезжать, а Августа в декабре 1960 года переехала на жительство в воинскую часть, работала бухгалтером в общепите. Перед испытаниями в столовой всё закрывали, а то, что могло разбиться, ставили на пол. Перед проведением «наземных работ» военные обходили дома, выводили всех в парк, где просили лечь на землю. По признанию Августы Александровны, до 1963 года проводились «наземные работы», а так как военный городок находился намного ближе к ядерному полигону, чем Семипалатинск, то и последствия испытаний были другими. 

Были убеждены: так надо

Дальнейшая её жизнь, пусть и косвенно, была связана с укреплением ядерного щита Советского Союза. Августа Александровна рассказывает, что ещё до ее прибытия в военный городок здесь в научном секторе работал И. В. Курчатов. Начиная с 1963 года  начались подземные испытания. Для этого в сопках были построены шахты — мощные подземные сооружения, куда по рельсам въезжал тепловоз с вагонами. О том, что предстоят испытания,  людей  предупреждали заранее, так как была опасность получить ранение от разрушений, принесённых ударной волной. Все выходили в степь и садились на землю.  Ко времени проведения испытаний в военный городок приезжали учёные-ядерщики, профессора из научных центров Москвы, Новосибирска, Снежинска, Ташкента и других территорий, где велись разработки. Сюда приезжали, чтобы проанализировать  результаты  испытаний. Однажды А. А. Бозова стала очевидцем того, как через город везли ядерную бомбу — медленно, опасаясь всяких сотрясений.

«Девушку» везут», — говорили наблюдавшие эту картину.

Постепенно город рос, кто-то приезжал вновь, кто-то оставался после срочной армейской службы с целью заработать. Появилось много различных предприятий. Августа Александровна рассказывает: когда она только приехала в воинскую часть,  Дом офицеров был рассчитан на 250 посадочных мест, новый построили уже на 500. Вместо маленькой столовой построили трехэтажную, появилось множество магазинов. В городе было много молодёжи.  А вот фотоаппараты находились под запретом. 

Цена благополучия

«Сегодня меня часто спрашивают, почему я одна, — говорит Августа Александровна. — Поклонников было много, но замуж вышла поздно. На работу в наш научный сектор приехала экспедиция из Института физики Земли, в группе были свой бухгалтер, водитель, в нее входили и представители Института прикладной геофизики. С этой группой прибыл и будущий муж — Сергей».

Продружив недолго, они поженились. Подробностей о работе мужа она не знает, за исключением того, что занимался измерением уровня  радиации в воздухе, воде, земле. Однажды из его разговора с сотрудниками случайно  услышала,  что  он ездил на космодром вместе с С. П. Королёвым.

В 1972 году у супругов  родилась дочь, у ребенка была внутриутробная опухоль головного мозга. Сергей умер в 1974 году в возрасте тридцати шести лет от рака почки. Не может похвастаться своим здоровьем и Августа Александровна.

Наталья СМИРНОВА

 

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *