«В пять часов отец ушёл и не вернулся, так как в семь часов был этапом отправлен в Челябинск», — вспоминала его дочь Мария Васильевна Ведерникова.

В одиннадцать лет он поступил на завод учеником токаря, быстро овладел профессией. Начиная с 1905 года окунулся в революционную деятельность, состоял в рабочих кружках, участвовал в маёвках, вступил в РСДРП. В 1914 году после рабочей забастовки по решению властей Нязепетровский завод был закрыт. Василий Игнатьевич вынужден был переехать с семьёй в Златоуст, обратно вернулся после революции 1917 года. В гражданскую войну был арестован колчаковцами, бежал в армию В. К. Блюхера. Учился на Дальнем Востоке в милицейской школе. Вернулся в Нязепетровск в 1923 году. В 1929 году он побывал на приеме у председателя ЦИК М. И. Калинина в составе нязепетровской делегации, которая добилась постановления о восстановлении завода. После пуска завода несколько лет работал начальником арматурно-шанцевого цеха, затем перешёл на хозяйственную работу.

15 марта 1938 года в четыре часа дня в дом Ведерниковых пришёл милиционер и пригласил главу семейства в отделение с домовой книгой для проверки прописки.

«В пять часов отец ушёл и не вернулся, так как в семь часов был этапом отправлен в Челябинск», — вспоминала его дочь Мария Васильевна Ведерникова.

Спустя несколько дней в поисках отца она поехала в челябинскую тюрьму. Писала заявление с просьбой предоставить сведения о нём. Несколько дней ходила к тюрьме к пяти часам утра за ответом. Сюда собирались сотни людей, а в восемь часов выходил работник НКВД и бросал в толпу ограниченное количество жетонов, дающих право встречи с родственниками. За возможность обладать жетоном люди давили друг друга. Так и не встретившись с отцом, Мария Васильевна вернулась домой.

Вскоре она вышла замуж и переехала в Челябинск. Почти каждый день ходила в НКВД, чтобы узнать о судьбе отца, но безрезультатно. Однажды поехала на пересыльный пункт, и там ей предложили сделать передачу. У неё ничего не было с собой, где купить, она не знала, да и времени для передачи оставалось мало. В отчаянии женщина упала на ступеньки и заплакала. Молодой милиционер сжалился над ней, подсказал, что можно купить и где. После этого она ещё неделю по дороге в институт заходила в НКВД, но ответ был один: «Не знаем, ничем помочь не можем». Мария Васильевна и в годы Великой Отечественной войны занималась поисками отца, на что в НКВД отвечали резко: «Не до этого нам сейчас». В 1941 году забрали в армию, а затем отправили на фронт ее мужа. Мария Васильевна вернулась в Нязепетровск.

В 1957 году представителей семьи Ведерниковых вызвали в НКВД и объявили, что Василий Игнатьевич Ведерников реабилитирован посмертно, дело в отношении него прекращено за отсутствием состава преступления. Матери семейства выдали его зарплату за два месяца и назначили пенсию. В конце 1980-х годов, в период очередной оттепели и гласности, Мария Васильевна вновь обращалась с заявлением, но уже в прокуратуру, с просьбой узнать, где и когда оборвалась жизнь отца. Ответ получила 13 декабря 1989 года, в нем сообщалось: «…по постановлению тройки УНКВД по Челябинской области от 8 октября 1938 года за контрреволюционную деятельность В. И. Ведерникова подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу». Постановление о расстреле исполнено 16 октября 1938 года. Сведений о месте захоронения в деле нет.

«Вот так закончилась жизнь моего многострадального отца, человека доброго, одаренного, любящего свою семью и окружающих его людей», — вспоминала М. В. Ведерникова.

Подготовила Наталья СМИРНОВА

PS Благодарим музейно-выставочный центр за предоставленные материалы.

Поделиться:
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *