53 года своей профессиональной деятельности посвятил заводу Евгений Николаевич Ковердяев.

Когда говорят о производственных успехах, то каждый понимает, что именно люди и человеческие судьбы творят историю любого предприятия. Для Евгения Николаевича, как и для большого числа работников, литейно-механический завод стал вторым домом, которому отданы не только годы, но и частица души. 

Корни

Сегодня Е. Н. Ковердяев сожалеет, что плохо знает историю своей родословной. Отец, Николай Михайлович, в свое время рассказывал, но он по молодости лет не придавал значения этой информации. Знает только, что прадед его из казачьего сословия, в Нязепетровск был прислан из Красноуфимска для охраны завода (к слову, у нас звучание этой фамилии смягчили, в Красноуфимске его предки — Ковырдяевы). Затем бежал, батрачил у зажиточных нязепетровцев. А дед Михаил в гражданскую войну (1918–1919 гг.) помогал красногвардейцам-защитникам завода скрываться от карательных отрядов.

Отец Е. Н. Ковердяева в период Великой Отечественной войны имел бронь, работал в депо на восстановительном поезде. По рассказам Николая Михайловича, в то время в работе железной дороги не допускалось простоев, связанных с ремонтом поездов, поэтому, чтобы устранить неполадки, ремонтники лезли в горячую топку, облив себя холодной водой. Так однажды Н. М. Ковердяев получил серьёзный ожёг тела. За свой труд железнодорожники получали по карточкам полноценную булку хлеба. Кормило и большое хозяйство: держали лошадь, корову, овец.

Мама Евгения Николаевича до его рождения работала в больнице санитаркой, в годы войны вела домашнее хозяйство и стирала солдатское бельё — тогда всем неработающим женщинам привозили на дом бельё из госпиталей. Е. Н. Ковердяев хорошо помнит, как вначале мама в большом котле кипятила, а затем отстирывала бельё с применением каустической соды.

А ещё запомнился офицер, который квартировал у них. После выписки из нязепетровского госпиталя военных на время — пока шло формирование их части — подселяли к местным жителям. Обычно квартировали они недолго. Офицер состоял на полном довольствии и, когда шёл в столовую, брал маленького Женю с собой, приговаривая при этом: «Тебя тоже накормят, ты заслужил». Евгению Николаевичу запомнился очень вкусный суп с тушёнкой и лапшой.

Намного тяжелее пришлось в детстве его двоюродной сестре Галине Похвалиной (в девичестве — Лупыниной). «Они сильно бедствовали», — говорит Е. Н. Ковердяев. Отец девочки воевал, мама не работала, как иждивенцы они получали по карточкам по 150 граммов хлеба.

В 1943 году, еще не достигнув школьного возраста, Женя по примеру Гали пошёл в школу. Два месяца он ходил в качестве вольнослушателя и только когда доказал своё усердие, был зачислен в список обучающихся.

Становление

В 1955 году Евгений окончил 10 классов средней школы № 1 и вместе с одноклассником Анатолием Дурновым сдал экзамены в Свердловский лесотехнический институт. Но, не дождавшись результата, юноши вернулись в Нязепетровск — очень тянуло домой.

Шестнадцатилетним пареньком он пришёл в отдел кадров завода. В те годы устроиться на предприятие было очень сложно: единственная вакансия была в монтажке, поэтому о выборе заводской профессии даже не мечтали. К слову, сегодня из окон дома, где проживает Евгений Николаевич, видна высоковольтная электролиния. Она напоминает ему первую электролинию, которую тянули от подстанции к заводу молодые рабочие монтажки Киселёв и Колташов.

1955 год стал знаковым для Нязепетровска: был открыт вечерний машиностроительный техникум. Группы набрались большие. За парты рядом со вчерашними школьниками сели участники Великой Отечественной войны и уже квалифицированные рабочие — те, кто в годы войны стоял у станков. Время вступительных экзаменов было упущено, но директор техникума Г. В. Сидорова пошла молодым абитуриентам навстречу: после дополнительной договоренности с преподавателями им было разрешено сдать экзамены. Е. Н. Ковердяев вспоминает, как нелегко пришлось Галине Васильевне с ними: «Мы сбегали, срывали уроки — молодые были, хотелось погулять».

Выпускные экзамены у студентов принимал директор завода Л. А. Шахин, и все выпускники тогда получили специальность техника-технолога и должность. Евгений Николаевич был направлен в конструкторский отдел, но делать чертежи ему показалось скучным и он перевёлся в цех — в бригаду, которая освоила сборку кранов марки «Т-220». Именно с началом освоения этой линейки кранов наш завод стал считаться краностроительным.

В 1960 году Е. Н. Ковердяев был призван в армию. Служил он в г. Львове, где охранял воздушное пространство стран Варшавского договора. По окончанию службы, в 1963 году, был принят в отдел снабжения завода техником отдела снабжения. Более двадцати лет Евгений Николаевич посвятил этой профессии. Он прошёл все уровни профессионального мастерства в должностях старшего инженера, заместителя начальника и начальника отдела снабжения, освоил все премудрости этого «ремесла», преуспев во всех качествах, присущих ему.

Снабженцами не рождаются

Своим учителем и наставником Е. Н. Ковердяев считает К. А. Карпова, который в 60-е годы работал в отделе снабжения завода, возглавляя группу металла. Константин Афанасьевич в царское время вел коммерческие дела зажиточных нязепетровцев. Это стало поводом для его первого ареста, и три года он провёл на Соловках, где показал себя грамотным специалистом. В свою очередь, это стало поводом для следующих еще двух арестов. Находясь в лагере, К. А. Карпов занимал должность начальника отдела Северного края. Прошедший суровую школу сталинских лагерей, он довёл до Евгения Николаевича основную заповедь снабженца — не обмани.

В советский период плановой экономики работать в снабжении было очень сложно: от Е. Н. Ковердяева требовали точных расчётов согласно производственному плану на полугодие или на год — иначе материалы и комплектующие было просто не получить. «Бывало, целый день телефонную трубку из рук не выпускал, договариваясь о поставках, — рассказывает Евгений Николаевич. — Дома практически не жил, появлялся лишь изредка — то на работе, то в командировке».

Комплектующие части крана изготавливали в разных городах нашей большой страны. И если в одном месте происходил срыв поставки, значит, необходимо было срочно договориться в другом. «Договариваться я умел! Я мог со всеми найти общий язык, быстро решить любые вопросы», — довольно улыбается Е. Н. Ковердяев.

Тяжелым периодом в истории завода стала приватизация. Евгений Николаевич в качестве исполняющего обязанности заместителя директора завода с главным бухгалтером Л. Л. Астаховой вынесли этот груз на своих плечах. Не одиножды ему приходилось вступать в переговоры с бандитами.

В 1997 году Е. Н. Ковердяев вышел на пенсию, а через год его вновь пригласили на завод — в производственный отдел. Имея громадный опыт, он понимал, что ещё может принести пользу родному предприятию: «Не хотелось, чтобы завод потерялся». Вместе с директором С. Р. Губайдуллиным стали возрождать деятельность ветеранской организации завода, и Евгений Николаевич, взяв на себя общественное поручение, 15 лет возглавлял самую большую в районе ветеранскую «ячейку». Старожил завода и сегодня стремится не сдавать активной жизненной позиции.

Наталья СМИРНОВА

 

Поделиться:
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *