День ВМФ

На этом предприятии трудится сразу шесть бывших моряков. Слесарь аварийной бригады СПЭСВТВ Ю. С. Мурыгин служил на Северном флоте, а машинист насосных установок Т. Н. Лукоянов — на Черноморском.  

Сквозь волны штормовые

Моряк из Нязепетровска Ю.С. Мурыгин
Справа — Ю. С. Мурыгин

Юрий Сергеевич Мурыгин служил в надводных войсках ВМФ с 1977 по 1980 годы. Ходить в море ему довелось на трех сторожевых кораблях: «Бойкий», «Резвый» и «Задорный». Основным местом «прописки» кораблей на берегу был порт Североморска, но все два с половиной года после учебки наш земляк провел в море. На вопрос, как часто бывали на суше, отвечает, смеясь: «Только при увольнении».

За почти три года Юрий Сергеевич прошел Белое, Баренцево, Норвежское, Балтийское моря. Довелось побывать и еще дальше — в Атлантическом океане, где советские сторожевые корабли наблюдали за американскими морскими учениями.

Для отработки учебных задач сторожевые корабли уходили в море и на неделю, и на месяц, а между учениями — короткие стоянки у причала. Самым длинным морским путешествием за время службы Юрия Сергеевича стала доставка с Ленинградского судостроительного завода до Североморска новенького корабля «Задорный», спущенного на воду в 1979 году.

— Никогда не забуду свой первый выход в открытое море: морская гладь, солнышко на закате, полный штиль, и от этой картины такое спокойствие в душе,— вспоминает Юрий Сергеевич.

Второй выход в море оказался еще более запоминающимся: море устроило им, недавно призванным «карасям» (так называют на флоте новичков), испытание на прочность в виде сильного шторма. Самое трудное при этом — выдержать одновременно бортовую и килевую качку.

«Тогда уже не разберешь, кто «карась», а кто «годок» (бывалый матрос) — «полощет» всех. И так могло продолжаться неделю», — описывает Юрий Сергеевич прелести службы на морфлоте.

Даже среди офицеров были те, кто так и не смог привыкнуть к постоянной качке.

«Сына первым делом поведу на море и скажу: это — кака!», — любил повторять один из них.

Штормы, качка, леденящий ветер северных морей — это одна обратная сторона морской романтики, которая в армейском альбоме представлена картинками с летящими по волнам парусниками и стихами о море. На всю жизнь морякам запоминается вкус морского «спиртового» хлеба длительного хранения, выпекаемого на кораблях по специальной технологии с выпариванием жидкости и спирта. Осталась на всю жизнь и привычка спать в той же позе, как когда-то на корабле, уцепившись за специальный поручень-штормовку. В прошлом году Ю. С. Мурыгин снова, спустя много лет, побывал на море, в районе Керченского пролива. Но оказалось, что «море там не то, что на севере, совсем другое».

У самого Черного моря

Моряки из Нязепетровска
Первое фото для родных с места службы

Местом службы Тараса Лукоянова был как раз Керченский пролив: их база располагалась в Севастополе, а морской путь частенько лежал к военному полигону на мысе Опук, что в южной части Керченского полуострова. Тарас служил на большом десантном корабле «Николай Фильченков», задачей которого была транспортировка морского десанта и пехоты, а также боевых машин: танков, БТРов.

На корабле Тарас провел гораздо меньше своего коллеги: девять месяцев, но считает, со службой в армии ему дважды повезло. Во – первых, служить попал на морфлот — именно туда, куда всегда мечтал и где служил его дедушка. Во-вторых, — на Черное море, тогда как большинство моряков из Нязепетровска служили на Северном.

Должность Тараса на корабле называлась штурманский электрик. Это работа с картами, обслуживание навигационных приборов, отслеживание курса корабля. И тут повезло: некоторые боевые подразделения на корабле, например, механики из БЧ-5, и моря-то не видят, а штурманская рубка находится на самой высокой части корабля, морская гладь всегда на виду.

В отличие от Ю.С.Мурыгина Тарас на берегу бывал часто: в выходные дни экипажи кораблей играли в футбол, а он еще и по долгу службы относил на подпись карты. В шторм «Николай Фильченков» попадал всего пару раз, и то в небольшой: на южных морях нет сильных ветров, но и жара — то еще испытание. Корабль сильно нагревается, а находиться на корабле можно только в закрытой прорезиненной обуви.

Самыми запоминающимися для Т. Лукоянова стали два события: совместные российско-украинские военно-морские учения «Фарватер мира-2011» и ремонт корабля в доке. Учения были масштабными: в них участвовали морская пехота и десант, боевые и спасательные корабли, авиация и бронетехника, но главное — максимально приближенными к условиям настоящих боевых действий.

Ремонт корабля — это событие редкое, поэтому поучаствовать в нем тоже удача. Длился он более месяца, в течение которого команда не покидала судно, обеспечивая его безопасность. Тарасу довелось увидеть то, что не каждый моряк видит: когда в доке корабль подняли вверх, чтобы были видны все лопасти, на них и на днище оказался слой спрессованных в камень тины и ила толщиной в двадцать сантиметров.

За границей ни Тарас, ни Юрий Сергеевич, не побывали. В этом их армейские истории схожи: сразу после демобилизации Ю. С. Мурыгина его «Задорный» ушел на боевую службу к заграничным берегам, а «Николай Фильченков» начал перевозить грузы в Сирию. Оба не считают это невезением, ведь все равно на морфлоте служить здорово: и интересно, и народ на кораблях сплоченный, и кормят отлично. Единственное, о чем пожалел Тарас Лукоянов, — что не остался на службу по контракту.

Елена СЕВЕРИНА

 

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *