Т.В. Устюгова

Небольшое кирпичное здание рядом с бывшей деповской столовой расположено в удалении от всех бывших пунктов обслуживания железной дороги.

Много лет, практически в полном одиночестве, в компрессорной проработала машинист компрессорной установки Т.В.Устюгова.

 «Нам нужен воздух!»

Ныне Тамара Васильевна на заслуженном отдыха, но рассказала о том, какую важную функцию выполняло это таинственное здание в былые годы и в чем заключалась ее работа.

 — Была раньше такая профессия — стрелочник. Они не только переводили стрелки, но и очищали от снега вручную стрелки. Потом этот процесс перевели на автоматику и стрелочные переводы на путях продуваются сжатым воздухом под большим давлением,  — начала свой рассказ Тамара Васильевна.

Сжатый воздух для продувки стрелок по трубам подавала та самая компрессорная, которая и по сей день продолжает выполнять эту важную функцию. Вот только давно не трубят о своем прибытии на станцию Нязепетровская поезда… А в годы, когда они проходили каждый час, сжатый воздух требовался и для многих других железнодорожных служб.

Из-за отдаления от остальных  помещений  и цехов железной дороги Тамара Васильевна иронично называет компрессорную островом: «как на острове 17 лет отсидела»,  но на самом деле сидеть ей было некогда. В течение дня и ночи (работа была посменная)  в компрессорной то и дело раздавались телефонные звонки из разных служб железнодорожного узла: «Нам нужен воздух!».

Тамара Васильевна вспоминает:

— Воздух был нужен всем — стрелок-то было много. Брали воздух и ОЗПМ, и вагонники, чтобы соединить и отсоединить вагоны, и служба химчистки — там с его помощью очищались от мазута робы.

Сейчас в компрессорной один компрессор, а тогда было три. Тамара Васильевна нажимала кнопку одного из них, и воздух начинал поступать в компрессор через всасывающую трубу в потолке, прямо из атмосферы. Далее воздух сжимался  и подавался в  трубы под давлением около семи атмосфер. Воздухопровод доставлял  сжатый воздух  в разные части железнодорожного участка, где были установлены стояки со шлангом. Рабочие пути присоединяли свой шланг, открывали стояк и продували пути.

— Я всю смену проводила только на своем «острове», никуда не отойдешь, даже и не видела, куда мой воздух девается, как им пользуются. Только по рассказам и представляла, — Тамара Васильевна говорит очень громко: постоянный шум компрессоров сказался на слухе. 

На «железке» со школьной скамьи

Всего на железной дороге Т.В.Устюгова отработала 38 лет,  а общего стажа  у нее  сорок лет. Даже самые первые свои годы, вошедшие в стаж, связаны с железной дорогой.  В последних классах восьмилетки ей очень  хотелось иметь сапоги, а возможности купить их у семьи не было. Да и росла Тамара Васильевна с двух лет с отчимом, который ее не жаловал. Чтобы купить сапоги, в зимние  каникулы она пошла работать на «снегоборьбу» — ручную уборку  путей от снега.

На постоянное место работы на железной  дороге Т.В.Устюгова  пришла  в 1973 году, после окончания ПТУ №27 и года работы на заводе токарем. С завода пришлось уволиться, так как добираться из железнодорожного микрорайона в город было трудно,  автобусы плохо ходили, а работать нужно было в три смены. Попросилась токарем в депо, где был механический цех и токарные станки, а ее взяли на промывку паровозных котлов. На тепловозы депо перешло только через год, в 1974-м.

— Работа была негрязная, я ведь только  нажимала кнопки и подавала воду в шланг  для промывки, а мыли промывщики. А когда перешли на тепловозы, добавляла воду в тепловозы для охлаждения двигателей, — вспоминает Тамара Васильевна.

В депо она проработала шесть лет, а затем ушла в декрет.  Когда вышла, ее перевели в кладовую, где еще отработала 13 лет. И только потом, попав в начале 1990-х под сокращение, оказалась  в компрессорной, где  трудилась еще семнадцать лет.

В ожидании лучших времен

На заслуженный отдых Т.В.Устюгова вышла в 2009-м. О том, какие трудные времена предстоит пережить железной дороге, даже представить не могла.

— Душа болит за то, что сейчас все вот так. Когда летом хожу гулять по шпалам, сердце кровью обливается: там, где депо, где был склад топлива, — ни крыш, ни окон, одни стены. Еще при мне вокзалы по всей ветке от Бердяуша до Дружинино были отремонтированы, а  все сейчас закрыты, — вздыхает Тамара Васильевна.

Сейчас  компрессорная  большую часть времени заперта, но в отличие от остальных  помещений и узлов железной дороги не заброшена. Пусть стрелки на путях и не передвигают, но  их необходимо поддерживать  в рабочем состоянии. Иногда, в метели, таинственный домик открывается рабочими-путейцами, единственный компрессор включается, и пути продувают. Это дает надежду, что рано или поздно на ветке Бердяуш-Дружинино может возобновиться  жизнь. Как бывшей железнодорожнице Тамаре Васильевне в это очень хочется верить.

Елена СЕВЕРИНА

 

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *