В.Я. Волегов из Нязепетровска

Профессия киномеханика, полученная В. Я. Волеговым после школы, привела юношу в годы службы в Москву, где ему пожал руку сам маршал Рокоссовский.

Вячеслав Яковлевич — уроженец города Сатка. Его отец, Яков Иванович, служил в милиции старшим оперуполномоченным ОБХСС. Милицейский быт главы семейства заставлял Волеговых «кочевать» с места на место.

«Несколько лет мы жили в Бердяуше, где я окончил семилетнюю школу, — вспоминает Вячеслав Яковлевич. — После «семилетки» я отучился в школе киномехаников в Карабаше, получил «корочки» кинорадиомеханика второй категории. Они-то и определили мою будущую солдатскую судьбу».

В 1944 году Я. И. Волегов был направлен в Нязепетровск, где и обосновался с семьей. В октябре 1957 года военкомат г. Верхнего Уфалея прислал девятнадцатилетнему Вячеславу повестку в армию, служить ему довелось в г. Кунцево Московской области. Войсковая часть, куда попал юноша, была строго засекреченным объектом, поскольку находилась в подчинении 12-го главного управления Министерства обороны СССР, которое обеспечивало выполнение задач по проведению политики в сфере ядерного оружия. Все солдаты, проходившие службу в этой части, давали подписку о неразглашении сведений, содержащих государственную и  служебную тайны.

— Первое время я был стрелком, но когда начальство узнало мою гражданскую профессию, меня перевели в кинорадиомеханики, — рассказывает В. Я. Волегов. — В этой должности я и проработал все три года до самого дембеля — демонстрировал фильмы солдатам и высшему воинскому составу. А кино было не простое, секретное — кадры из кинохроники испытаний водородного и атомного оружия. Все кинопленки хранились в фильмохранилище нашей части, я лично ездил за ними по субботам в Люберцы.

Как кадры из фильмов, сменяли друг друга дни и ночи, недели и месяцы солдатской жизни Вячеслава Яковлевича. За пару месяцев до демобилизации юношу вызвал к себе начальник, генерал-полковник В. А. Болятко.

«Ну что, товарищ старшина, говорит мне Виктор Анисимович, поедем, пообедаем и — в Москву, будешь там кино показывать. Но сначала получи кинопленку и выходи на территорию части, там тебя будет ждать «Победа», — вспоминает разговор В. Волегов. — Выдали мне, помню, три круглых «банки» с пленками. Что на них, я даже спрашивать права не имел — там в части вообще вопросов не задают. И повезли меня не в Минобороны, как я думал, а в Кремль. Точнее, в Большой Кремлевский дворец. Но сначала все же в министерство, в пропускное бюро — за пропуском».

В аппаратной Кремлевского дворца Вячеслава Яковлевича встретили два парня в гражданском, как выяснилось, оба из КГБ: один — майор, второй — капитан. Разговорились. Оказалось, в предсмотровом зале находятся высокопоставленные чины: первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев, министр обороны СССР Родион Яковлевич Малиновский и тридцать пятый и последний шахиншах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви.

— Я, было, спустился в зал посмотреть на них, а у входа охранник-амбал не пустил: иди, говорит, в свою аппаратную — кино крути! Пришлось развернуться,  — рассказывает с улыбкой В. Я. Волегов. — Зашел в перемоточную, стал готовить кинопленку, перематывать ее на бобину. Аппаратура хорошая была, американская. Впервые на такой работал! Дождался сигнала начинать кинопоказ, включил проектор. Потом мне стало любопытно: что за кино я товарищу Хрущеву показываю? Посмотрел в проекционное окошко, а там — кадры взрыва термоядерной бомбы на архипелаге Новая Земля. И взрыв такой силы — не передать словами!

Но на этом все «чудеса» для 22-летнего старшины Вячеслава Волегова не закончились. После показа в аппаратную вошли два маршала: Дмитрий Александрович Медведев и Константин Константинович Рокоссовский.

«Рокоссовский заговорил со мной, спросил, какой год служу, как кормят, откуда родом, — вспоминает Вячеслав Яковлевич. — Я сказал, что с Южного Урала, только назвал не Нязепетровск (про наш городок ведь мало, кто слышал), а Челябинск; что начальник мой генерал-полковник Виктор Анисимович Болятко. Маршал аж рот раскрыл от удивления. Как оказалось, Болятко в войну был начальником штаба второго Белорусского фронта, которым тогда командовал Рокоссовский. Вот совпадение!  Затем Константин Константинович протянул мне руку, и я пожал ее. Молодой, «зеленый», я даже и не понял, с каким легендарным человеком обменялся рукопожатием. Осознание этого пришло только по прошествии лет».

Столько удивительных людей, столько мест повидал В. Я. Волегов, что фотографий со службы хватило бы не на один армейский альбом! Но… единственным напоминанием о тех годах стала лишь фотокарточка с пропуска.

«В день увольнения из части я пришел сдавать свой пропуск. Из него вытащили мою фотографию и прежде чем отдать мне, отрезали от нее уголочек — на нем был виден штамп Минобороны СССР,  — рассказывает Вячеслав Яковлевич. — Через полгода после возвращения домой у меня и военный билет забрали в НКВД, а вместо него выдали справку, где даже не указана часть в которой я служил. Лишь даты службы: призвался 10 октября 1957 года, демобилизовался в октябре 1960».

Сейчас В. Я. Волегову почти 83 года. Все это время он никому не рассказывал об армейской службе в засекреченной части в Московской области, лишь недавно решил раскрыть он эту тайну.

«Все боялся, ведь я давал подписку о неразглашении! — говорит Вячеслав Яковлевич. — Обо всем  знал только мой отец, Яков Иванович. Кто-кто, а он умел хранить военные тайны — сам в свое время был «засекреченным»! В 1944 году отец был направлен с отрядами милиции в уже освобожденный Крым ликвидировать банды «недобитков», которые были против советской власти».

Но это уже совсем другая история…

Оксана ЩЕКАЛЕВА

 

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *