Казаки Нязепетровского района
Февраль 1992 г., I орг. круг казаков станицы Ункурдинской

Почетный атаман СКО «Станица Нязепетровская» Г. М. Стругов прислал в редакцию свои размышления о прошлом, настоящем и будущем казачества, о роли и службе казаков в обществе, поделился своим взглядом на проблемы, существующие в современном казачестве.

 Становление казачества в районе и области

В разгар перестройки в 1989 году, насмотревшись по телевизору московских «асфальтовых казаков» и вспомнив, что и сам я казачьего рода, из оренбургских, станицы «Степная» Верхнеуральского военного отдела, решил тоже пощеголять в казачьей справе. Достать ее тогда не составляло труда: гимнастерки, хромовые сапоги, офицерская портупея и полевые фуражки — все это было ещё в изобилии на складах в Чебаркульском военном гарнизоне и их легко можно было купить у прапорщиков. Брюки темно-синего цвета продавались в магазинах «Потребкооперации» и в городских «бутиках», которых в то время уже было много — в перестройку люди ринулись продавать всё, что было нажито при развитом социализме. Лампасы на брюки нашивались уже дома или в КБО. Из областных газет и регионального телевидения узнавал, что происходило с оренбургским казачеством, понимая, что оно выходит из забвения и запретов. В то время образовалась казачья община в Магнитогорске — станица Магнитная, что меня очень обрадовало: значит, не перевелись оренбургские казаки!

Я начал ездить по Челябинской области,  знакомиться и изучать историю Оренбургского казачьего войска, побывал во всех казачьих городах и поселках (бывших станицах). В декабре 1991 года я принял участие в Большом учредительном круге Оренбургского казачьего войска, который и дал толчок возрождению казачества на местах. Примерно в это же время, встретившись с офицером, казаком станицы Верхнеуральской, будущим атаманом Второго отдела Оренбургского казачьего войска В. Л. Чайкиным, решил организовать казачью общину в селе Ункурда.

Родовых казаков на тот момент было трое, остальных «верстали» (принимали присягу) в Нязепетровском храме святых апостолов Петра и Павла в Нязепетровске, недавно введённом в православную службу.

Всё складывалось удачно, хотя и были трения с райкомами КПСС и ярыми коммунистами — дала о себе знать извращённая история о казаках-нагаечниках, преподаваемая в школах и ВУЗах. Такое отношение мы преодолевали своей сплоченностью, дисциплиной и помощью старым людям и ветеранам Великой Отечественной войны. В частности, охраняли совхозные фермы и личные подворья от воровства телят и скота, всё это приносило нам веру людей и благодарности от руководства совхоза.

Мне, как первому из атаманов района, приходилось ездить и в соседний район Башкортостана — Белокатайский, чтобы организовывать и там хутора и станицы, что встречалось руководством района и милиции в «штыки».

Станица «Ункурдинская» Второго военного отдела Оренбургского казачьего войска росла и множилась, появились хутора «Котовский», «Калиновский», «Нестеровский», организовали станицу «Нязепетровская». Мы были первыми, кто начал организовывать детские казачьи спортивно-оздоровительные лагеря и два года подряд при финансовой поддержке губернатора Челябинской области В. П. Соловьева проводили летние лагеря для казачат «Гнездо орлят», за что получили благодарственные письма губернатора и Правительства Челябинской области.

В те времена уставы станиц и хуторов заверялись главами администраций района, правовым отделом администрации выдавалось свидетельство о регистрации устава в данном районе. Никаких сборов и налогов в район хутора и станицы не платили, наоборот, казаки всячески старались помочь в охране природных ресурсов, совхозного скота и охраны общественного порядка совместно с работниками милиции. Много хорошего было сделано на благо общества, и, как показало время, люди до сих пор помнят наши дела тридцатилетней давности.

В 1995 году меня пригласили работать в комитет по делам казачества и военнослужащих администрации Челябинской области на должность главного специалиста. За мною были закреплены горнозаводские районы области, я встречался с их руководителями, и мы искали консенсус в возрождении казачества в конкретном районе. 

В рамках реестра

В 1997 году после указа Президента РФ «О государственном реестре» началось государственное становление российского казачества. Станицам и хуторам пришлось пройти перерегистрацию в Министерстве юстиции Челябинской области, что повлекло дополнительные расходы. Финансовое положение правлений станиц складывалось из взносов казаков, имеющих работу и хотя бы какую-то заработную плату. Многие не платили, не сдавали отчеты в Министерство юстиции и местные органы власти, в результате чего работа и служба казачьих обществ постепенно пошла на убыль и станицы самораспустились. Это было на руку местным администрациям: ещё одна головная боль ушла! Загнав казачество в реестр, государство тем самым преследовало свою выгоду — держать на привязи казачество и иметь какие-то деньги от их деятельности, но эти надежды не оправдались: много станиц и хуторов Челябинской области просто прекратили свою деятельность и лишь немногие сумели устоять в этой реестровой давке.

С избранием нового губернатора Челябинской области П. И. Сумина постепенно прекратил свою работу и комитет по делам казачества и военнослужащих администрации Челябинской области. Казачество снова стало уходить в сторону от основной своей деятельности — служения Отечеству и православной вере. Под эгидой казачьей атрибутики начали создаваться разнообразные казачьи партии и общества, но их целью предполагалось не служение Отчизне, а накопление финансовых средств и участие в выборах разных уровней, чтобы попасть во власть.

Изменилась в те годы и моя жизнь: поработал фермером, затем как специалиста лесного хозяйства меня пригласили в сельский лесхоз Нязепетровска, где трудился мастером, лесничим, а затем возглавлял его вплоть до расформирования в 2007 году. После этого создал свое ООО, откуда и вышел на пенсию в 2011 году. Поскольку свободного времени стало хватать на общение и переписку по интернету, снова начал общаться с казаками всей области.

В 2015 году я приписался к станице Верхне-Уфалейской, а в январе 2016 года собрал старых товарищей по казачеству и мы организовали казачий поселок Нязепетровский станицы Верхне-Уфалейской. В мае 2016 года на Большом круге поселка решили возродить станицу «Нязепетровская» Оренбургского казачьего войска и в начале 2017 года снова вошли в государственный реестр казачьих обществ РФ.

И снова мы наступили на грабли, на которые уже вставали в 1997 году: вновь начались отчеты во всевозможные инстанции, выплата заработной платы наемному бухгалтеру из личных средств атамана станицы, потому что других поступлений не было. Взносы казаки платили только первое время, а потом перестали, будучи убежденными, что администрация должна платить казакам за охрану общественного порядка на мероприятиях, проводимых на территории города и района. И они правы! 

Размышляя о будущем…

С высоты всех этих лет, проведенных в попытках возрождения и становления казачества в районе, области, Оренбургского казачьего войска, могу только сожалеть о напрасно затраченных силах, средствах и времени. Пока государство на уровне областных и районных администраций не примет настоящие законы по реабилитации казачества, а не те, что принимались ранее, пока не будет такой финансовой поддержки станицам и хуторам, как в Краснодарском крае, не будет ни истинного казачьего движения, ни работы.

У старшего поколения казаков уже нет более сил надеяться, хотя и стараемся сохранять оптимизм, а молодые, глядя на эти попытки, лишь смеются. Ещё стараемся заниматься с учениками школ города и района, тратя свои пенсии на призы и подарки, но всего этого мало! Мало и сподвижников в нашем деле: видя отношение к казачеству, у молодых нет никакого желания служить Отчизне на местах. Те, кто курирует казачество и на местах, и во всем регионе, далеки от нашей повседневной жизни, они не знают или не хотят знать, что нам нужно помочь и чем помочь.

Вышеописанная ситуация актуальна для всех районов области, просто казаки ввиду своей гордости не хотят донести это до вышестоящих атаманов. Многие стали поговаривать, что нужно уйти с реестра в общественники или просто назваться куренем и заниматься теми делами, чем занимались ранее, но не платить налоги и не сдавать отчеты, как это делают казаки Третьего отдела Оренбургского казачьего войска.

Г. СТРУГОВ, полковник, почетный атаман СКО «Станица Нязепетровская», председатель Совета стариков Второго отдела ОКВ

Поделиться:
Похожие метриалы
Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *